Магия чемпионской «Ромы»: шантаж Тотти, слезы Батистуты, пик Томмази и черная икра для Капелло

Денис Романцов

Перед последним матчем сезона-00/01 Тотти пересматривал фильм Ридли Скотта «Гладиатор». Каждый вечер. Всю неделю. И каждый раз вскакивал с криком: «Рим победил!» Сначала мама в ужасе прибегала в его комнату. Потом привыкла. 

Накануне игры с «Пармой» друг Аттилио отвез Тотти и еще четырех игроков на базу. Там — тренировка, теория, бильярд, ужин и мечты о завтрашнем дне. В одиннадцать — отбой, — но Капелло, вопреки традиции, не гнал никого в постель. Знал, что перед такой игрой бесполезно. 

Тотти, наболтавшись по телефону с приятелями, уснул в три часа. Проснулся в девять, за завтраком почитал Corriere dello Sport и получил смс от друга: «Я на стадионе! Трибуны уже заполнены». Франческо повернулся к телевизору и убедился: это не шутка, правда заполнены. Мама по телефону подтвердила: «Я только что села. Это невероятно — тут яблоку негде упасть». 

После обеда и совещания Тотти вбежал в автобус и трижды нажал на клаксон, подгоняя остальных. 

Пора ехать! Люди ждут. 

«Если вынудят покинуть «Рому» — уйду навсегда

Поступок Россано Джампальи сохранил Тотти для «Ромы». В 1997-м Джампалья тренировал молодежную сборную Италии. В феврале он соригинальничал: не вызвал Тотти на отборочный матч с Англией, положившись в атаке на Морфео с Лукарелли, и проиграл 0:1. Тотти же остался в Риме и поучаствовал в товарищеском турнире, на который приехали «Боруссия» (Менхенгладбах) и «Аякс». 

Первых позвали в рамках трансфера шведа Мартина Далина. Вторых — с прицелом на приобретение Яри Литманена. Его тренер «Ромы» Карлос Бьянки видел новым лидером атаки. Вместо Тотти. 

«Бьянки считал меня бездельником и хотел отправить в «Сампдорию». В аренду, — писал Франческо в автобиографии. — Это меня оскорбило. Я решил: если вынудят покинуть «Рому» — уйду навсегда. За пару лет дозрею в Генуе и перейду в топ-клуб. Я смирился с уходом из команды, обожаемой с детства, но перед отъездом хотел показать, чего стою».

И показал — забил «Боруссии» с «Аяксом» по отличному голу. А потом вернулся домой и увидел по телевизору интервью владельца «Ромы» Франко Сенси: «Тотти намного лучше Литманена. Говорю так не потому, что мне жалко денег на финна. Тотти — наше будущее. И он останется в «Роме». 

Сенси и Тотти. Фото: ANSA/FILIPPO MONTEFORTE

Франческо подчеркнул: «Если бы Джампалья вызвал меня в молодежку, я не забил бы те голы, и Бьянки додавил бы Сенси насчет моего ухода в «Сампдорию». Тогда моя жизнь сложилась бы совсем иначе. Я вздрагиваю, думая об этом». 

«У вас нет долбаных яиц!»

Вскоре Сенси уволил Бьянки и позвал Трапаттони, но Джованни не отпустила «Бавария». Тогда спортивный директор Джорджо Перинетти посоветовал: нужен тренер, который сполна раскроет талант Тотти. А именно Зденек Земан, с которым Беппе Синьори трижды стал лучшим снайпером серии А. 

Джузеппе Синьори

Сенси, и так-то презираемый фанатами за скупость, даже слышать не хотел о тренере, недавно выгнанном из «Лацио». Засмеют же! Но Мария Сенси, услышавшая разговор мужа со спортивным директором, обронила: «Знаешь, а, по-моему, Джорджо прав». И Франко прислушался. 

Сенси и Земан. Фото: Giuseppe Calzuola

Тотти добавил: «После долгих лет неудач в погоне за результатом нам понравилась идея пытаться побеждать в атакующем стиле». Правда, в основе наступательной тактики Земана лежали мучительные летние сборы. По словам фитнес-тренера Вито Скалы, Зденек заложил атлетическую базу, на которой Тотти играл потом еще двадцать лет. 

С Земаном «Рома» два года подряд забивала больше всех в Италии, но ограничилась четвертым и пятым местами. Первый сезон омрачился четырьмя поражениями в римских дерби. Легким утешением стал разгром «Милана», который тогда кому только не проигрывал. 

Вернувшись из «Реала», Фабио Капелло нашел в Миланелло совсем не тот суперклуб, что оставил в 1996-м. Барези с Тассотти закончили, другие ветераны казались не то уставшими от побед, не то удрученными возвращением сурового тренера, а руководство, вдохновленное Правилом Босмана, неразборчиво нахватало иностранных игроков (причем большинство — до назначения Капелло). С такой командой Фабио финишировал десятым. 

«Тот «Милан» достиг низшей точки третьего мая 1998-го, когда встретился с «Ромой», выигравшей всего два матча из девяти последних, — писал журналист Габриэле Маркотти в книге «Капелло: портрет победителя». — Уже к перерыву команда Земана вела 4:0. Во втором тайме Марко Дельвеккьо забил пятый мяч, и разъяренный Капелло закричал: «У вас нет яиц! У вас нет долбаных яиц!»  

Через год Сенси заменил Земана на Капелло. 

«Капелло не зовут ради второго места»

И дело не только в том, что Фабио к тому времени добыл десяток титулов, а Земан гарантировал первое место лишь по забитым мячам. Зденек очаровал фанатов «Ромы» дерзким интервью о фармакологической подоплеке успехов «Юве», но в то же время маргинализировал в итальянской футбольной системе и себя, и клуб. 

«Сенси был очень богатым человеком, — писал Маркотти. — Его империя вмещала в себя нефтеперерабатывающие заводы и строительный бизнес. При этом он мыслил как обычный болельщик и верил теориям заговора, витавшим в Риме, — о том, что чемпионство немыслимо без влияния в коридорах власти. 

«Рому» там из-за вспыльчивости Земана недолюбливали, и Капелло, много лет отдавший «Юве» и «Милану», казался решением проблемы. Его авторитет и знакомство с влиятельными людьми обеспечили бы «Роме» более справедливое отношение верхов».  

Тотти писал: «Капелло — олицетворение победы. Приглашая его, клуб демонстрирует стремление к чемпионству, а Фабио, принимая приглашение, дает понять, что эта цель достижима. Его не зовут ради второго места». 

Работая после «Милана» экспертом на канале RAI1, Капелло жестко критиковал своего друга Дино Дзоффа, тренировавшего сборную, и изумлял журналистов доступностью — жил с ними в скромных отелях и делился сплетнями за ужином. В «Роме» же он снова отгородился от лишних людей. Пресекая шпионаж, укрепил забор на базе в Тригории, отказал в интервью всем римских репортерам и отдалил от команды не только агентов и друзей игроков, но даже дочерей и невестку Сенси.  

В то же время — благодаря спортивному директору Франко Бальдини — Капелло подружился с творческой интеллигенцией Рима. Общение с равнодушными к футболу художниками, музыкантами и писателями в траттории Pommidoro на Пьяцца деи Саннити отвлекало Фабио от рабочих страстей. 

«Закончилось все дракой»

Отвлекся он и на сборе в Нью-Йорке, куда «Рома» улетела весной 2000-го. Перед товарищеской игрой с «Бенфикой» Фабио с женой Лаурой посетил полуфинал НБА «Нью-Йорк Никс» — «Майами Хит». Туда же хотелось еще четырем игрокам (Алдаиру, Заго, Ассунсао и Поджи), а также двум журналистам, сопровождавшим команду — Гаэтано Импарато из Gazzetta и Пьеро Торри из Corriere. 

«Наш приятель, сотрудник авиакомпании Alitalia Бруно Д’Асканио добыл еще два билета, и в результате жеребьевки они достались Поджи с Заго, — писал Торри в книге «Приключения римского летописца». — Мы все равно рвались на матч, и Бруно повез нас к спекулянтам, в какой-то мрачный район, напоминавший Каракас. За билеты просили по двести пятьдесят долларов. Мы с Алдаиром заплатили, а Ассунсао, узнав, что номинал — пятьдесят долларов, отказался. И добился скидки — взял за двести. 

Маркос Ассунсао

В карнавальной атмосфере мы кайфанули от игры Пэта Юинга и Алонзо Моурнинга. Все сидели на разных местах, а после матча встретились на условленном месте. Все, кроме Ассунсао. У него особый характер. Если он вам доверяет, то докладывает обо всем происходящем в раздевалке. И даже о своей обиде на Капелло, который не отпускал Маркоса в сборную, но и не ставил в стартовый состав. 

Мы долго ждали его в «Мэдисон Сквер Гарден», но он так и не явился. Лишь утром мы узнали причину — на трибуне он познакомился с блондинкой из Нью-Джерси». 

Торри же до утра танцевал с Алдаиром и Заго в бразильском ресторане, что не помешало футболистам сыграть назавтра с «Бенфикой». 

«После матча мы получили два выходных — и пошли гулять по городу. — говорил Кружкову и Голышаку Сергей Гуренко. — Вернулся я с переломом руки. Местные нелегалы, белорусы из Гродно, решили меня немного «пощипать». На деньги развести. Я этим ребятам организовал билеты на матч, в ресторан с ними ходил, в баньку.

Сергей Гуренко

Закончилось все дракой. Их налетело много, я остался в одиночестве. Хоть до этого был с другом. Бывшим другом.  Во время драки, раз получив, он отошел в сторонку. Дескать, не бейте, я ни при чем. Другого выхода не было — пришлось поначалу махаться с тремя. Что в такой ситуации делать, знаете?  Бьешь центрального ногой в печень и начинаешь кувыркаться. Уходишь от кулаков остальных. Так я сломал руку — камушек какой-то на асфальте подвернулся. За всю жизнь на поле — ни единого перелома, тьфу-тьфу. А на улице — на тебе.  

Бальбо, Батистута и Гуренко

В гостиницу приковылял к пяти утра в разодранной рубашке — вся команда ржала! Руководству рассказал, что вышел из ресторана и на меня бандиты налетели. Даже страховку получил за перелом. 

Капелло тоже ржал».

«Шутки с Капелло не проходят»

Другой экс-игрок «Локо» Дмитрий Аленичев рассказал Игорю Рабинеру, что изменилось в «Роме» с заменой Земана на Капелло: «Закончилась тренировка. Дождь, слякоть. Вошли в раздевалку, сняли форму. Появился с сигаретой флегматичный Земан. И тут Кандела, связав две мокрые гетры, со всей силы швырнул их в лицо тренеру! Но еще больше меня поразила реакция Земана — он поднял с пола сигарету, вновь ее раскурил и спокойно вышел из раздевалки.  

Капелло совсем другой. На его тренировках даже Тотти, король «Ромы», не был так раскрепощен, как при других тренерах. У Земана он мог себе позволить ударить по воротам после свистка, бросить какую-нибудь прибаутку. А у Капелло свисток — это святое.

Ему не нравилось, когда в команде слишком много смеялись. Однажды я уезжал играть за сборную, а Капелло попросил меня привезти из России пару баночек черной икры — у нас она раз в пять дешевле, чем в Италии. Разговор был в раздевалке, при всех, и тут же раздался хохот Кафу с Алдаиром: вот, мол, Аленичеву на ближайшие матчи место в составе гарантировано. А Мистер со своими гонорарами мог бы и в Италии икорки купить. 

В итоге икру я привез, но на очередной матч Капелло меня не поставил! Конечно, скорее это было связано с возвращением из сборной: многие тренеры после долгого отсутствия не любят ставить футболиста на матч. Но совпадение получилось символичное. Шутки с Капелло не проходят.

Однажды я сам почувствовал, что такое нарушить кодекс поведения по Капелло. Он только возглавил «Рому», а я, поехав в сборную, сказал в интервью: мол, если Тотти плохо сыграет даже пять матчей подряд, он все равно не сядет на скамейку запасных. В Италии это, видимо, перевели. Вернувшись в Рим, я при всех услышал от Капелло: «В следующий раз думай, что говоришь. В интервью всегда лестно отзывайся о своем клубе и каждом его игроке». Хоть я вины за собой не чувствовал, пришлось просить прощения».

Вскоре Аленичева отдали «Перудже» как часть компенсации за атакующего хавбека Накату. Благодаря бешеному интересу японцев клуб Лучано Гауччи за несколько месяцев окупил трансфер Хидетоси. Сенси решил провернуть тот же трюк в Риме, но у перехода были и спортивные причины. 

«Роме» не хватало игроков чемпионского калибра. В лице Винченцо Монтеллы получили бомбардира, которого искали после ухода Абеля Бальбо, но другие покупки лета-1999 не больно-то усилили клуб. Белорус Гуренко проиграл конкуренцию на флангах Кафу с Кандела. Опорник Кристиано Дзанетти, отданный «Интером» вместо Ди Бьяджо, страдал из-за травм. Глубинный плеймейкер из «Фламенго» Маркос Ассунсао классно исполнял штрафные, но был недостаточно трудолюбив для серии А. 

А защитник Мангоне получил ехидную кличку Белый Тюрам. Амедео, знакомый Капелло по молодежке «Милана», пришел из «Болоньи» как альтернатива настоящему Тюраму, не отпущенному «Пармой», но на фоне своих бразильских коллег — Заго и Алдаира — выглядел скромно. Тотти отмечал, что Мангоне был любим болельщиками и авторитетен в раздевалке, но больше пользы приносил как резервный, а не основной защитник. 

Амедео Мангоне

С таким сомнительным подкреплением «Рома» поднялась в декабре 1999-го на первое место, но, перестав побежав на выезде, финишировала лишь шестой — ниже, чем при Земане. Сенси, вероятно, и сам заподозрил, что Капелло без звезд — деньги на ветер, но все равно не спешил вкладываться в большие трансферы. 

Потребовались шантаж Тотти и информационный вброс от Капелло с Бальдини. 

«Если Батистута зарабатывал больше, я был только рад за него»

В середине сезона-99/00 Тотти приехал на базу сборной в Коверчано. Поджидавших его репортеров волновала не скорая игра с Бельгией, а возможный переход Франческо в «Милан». «Еще ничего не решено. Размышляю. Не факт, что я всю карьеру проведу в «Роме», — ошарашил Тотти. — Не хочу закончить, как Джаннини. Хочу что-то выиграть». 

Джузеппе Джаннини

Назавтра газета Il Messaggero опубликовала открытое письмо Джузеппе Джаннини, лидера «Ромы» рубежа восьмидесятых-девяностых — он опекал Тотти, когда тот дебютировал в серии А, жил с ним в одном номере и даже посоветовал своего агента Франко Дзавалью. 

Бруно Конти, Франческо Тотти и Джузеппе Джаннини. Фото: Bartoletti

«Дорогой Франческо. Ты говоришь, что Джаннини ничего не выиграл. Ты прав, — писал Джузеппе. — Три Кубка Италии и Кубок УЕФА — это не так много. Но я горжусь теми трофеями, потому что добыл их с командой, не всегда имевшей победного духа. Ты прав в том, что этот дух нужен «Роме». Знаю, твои сомнения вызваны не интересом других команд, а заботой о будущем «Ромы». 

Журналист Il Romanista Лука Пелози позже добавил: «Со временем выяснилось: Тотти говорил о вероятном уходе, чтобы склонить клуб к покупке топ-игроков». Франческо подтвердил: «Я всегда требовал от президентов «Ромы» привести футболистов, необходимых для успеха. Но в отличие от того, что происходит сегодня, я не интересовался зарплатами новичков. Если Батистута зарабатывал больше, я был только рад за него». 

Весной 2000-го спортивный директор Бальдини выяснил, что покупка лидера «Фиорентины» реальна. Агент Сеттимио Алоизио склонял Габриэля к «Интеру», но за «Рому» агитировал его партнер по «Фиорентине» Бальбо, а жене Бати Ирине Рим нравился больше Милана. 

«Фиорентина» нуждалась в деньгах, Габриэль — в более амбициозном клубе — и его трансферу в «Рому» мешал только ценник: тридцать шесть миллионов евро. Сенси планировал потратить на 31-летнего форварда с больными ногами меньше половины этой суммы. 

Тогда Капелло с Бальдини пригласили на обед редакторов Corriere dello Sport Марио Скончерти и Энрико Майду, страдавших от того, что болельщики «Ромы» игнорировали газету после чемпионства «Лацио». Предложение мужчин из «Ромы» формулировалось просто: вам нужен интерес наших болельщиков, нам — Бати. Запустите инсайд о его переходе к нам, и каждый получит свое. 

Через несколько дней Сенси, привыкший к народному гневу, ощутил внезапную перемену: теперь его на каждом шагу хвалили и благодарили за покупку Батистуты. 

Популярность льстила, но Сенси знал, что Бальдини далек от договоренности с «Фиорентиной», и аккуратно поинтересовался: как бы все же оформить сделку? Ответ спортивного директора ужаснул: нужно не двадцать, не тридцать, а семьдесят миллиардов лир. 

Жажда титулов перевесила страх банкротства, и Сенси согласился, но на всякий случай припугнул своего приятеля Витторио Чекки Гори, обладавшего «Фиорентиной»: никаких аукционов — если откажетесь от семидесяти миллиардов, возьмем Морьентеса из «Реала», он дешевле. 

Шестого июня 2000-го Батистуту встречали на стадионе «Олимпико» восемнадцать тысяч человек. Многие из них спустя пять месяцев — когда стартовал отложенный из-за Олимпиады итальянский сезон — атаковали базу «Ромы». Закидали игроков тухлой рыбой и побили их машины. 

«Если заберете мой номер, ищите мне новую команду»

Фанаты психанули из-за проигрыша «Аталанте» в Кубке Италии — 2:4. 

«Досталось даже Кафу, который был с двумя детьми, — сообщил журналист Roma Radio Даниэле Джаннини в книге «Самое заслуженное скудетто». — Потрясенный случившимся, Кафу задумался об уходе из клуба». Тотти добавил: «Полиции пришлось применять слезоточивый газ, чтобы унять толпу».

Жонатан Зебина

«Фанаты не давали тренироваться, устроили демонстрацию, — вспоминал Гуренко. — Тогда к ним вышли Капелло и Тотти. Тренер сказал: «Чего вы хотите? Да, мы проиграли один матч. Но не чемпионат же! Чтобы его выиграть, нам нужно работать, а вы не даете». Уверенный тон Капелло успокоил ультрас, и они ушли».

Накануне поссорились и Тотти с Капелло. Фабио после матча обвинил в поражении футболистов (Батистута и еще два новичка, Эмерсон с Зебиной, не играли из-за травм), а Франческо, услышав пересказ тренерских слов, заявил журналистам, что разочарован и предложил делить ответственность поровну. На обратном пути из Бергамо их помирили Бальдини и второй тренер Гальбьяти. 

А обида Монтеллы тлела весь сезон. Началось с того, что летом его «девятку» попытался отжать Батистута. «Винченцо сообщил руководству: «Если заберете мой номер, ищите мне новую команду», — привел Тотти слова друга. — Я как капитан поговорил с обоими, и Габриэль отступил. Монтелле оставили его номер, а Бати стал восемнадцатым — 1+8. 

Вскоре Капелло решил, что Винченцо — дублер Габриэль, а не напарник. Что нам с Бати нужен в атакующей тройке не еще один бомбардир, а рабочая лошадка Марко Дельвеккьо, который тоже забивал, но прежде всего классно помогал полузащите, когда мячом владел соперник. Эта формула оказалось успешной. Бати прибыл в худшем физическом состоянии, чем мы ожидали, часто играл через боль или пропускал матчи. Круто, что мы могли заменить его форвардом с другими качествами, но столь же опасным». 

Батистута начал забивать со второго тура, а в предыдущей игре склонил к автоголу защитника «Болоньи» Кастеллини. Интересно, что в обоих матчах бразильцу Кафу на фланге противостоял будущий игрок «Ромы» Макс Тонетто, сменивший между турами «Болонью» на «Лечче». 

Матч c «Болоньей» тревожил Капелло. До перерыва «Рома» мало владела мячом и многовато позволяла у своих ворот болонским форвардам Крусу и Оливейре. Но в конце первого тайма Тотти открыл счет, а потом Фабио завел команду выходом Томмази вместо Ассунсао. 

Дамиано Томмази

«Дамиано выдал лучший сезон в карьере, — восхищался Тотти. — Достиг пика и физически, и технически. Я был настолько поражен, что называл его Роналдо. В 2001-м Томмази даже был номинирован на «Золотой мяч» и по итогам голосования набрал два балла. Я чуть больше (пятьдесят семь), но важно то, что, кроме нас, в этот список никто из «Ромы» не попал. 

Правда, поначалу болельщики недолюбливали его. Тогда он говорил нам с улыбкой: «Я приму весь свист на себя. А вы побеждайте». 

Играя в опорной зоне, Томмази забил в сезоне-00/01 три мяча и помог реализовать тактическую идею Капелло и Гальбьяти. «Кафу играл почти как нападающий, — говорил Венсан Кандела в книге «Капелло: портрет победителя». — Мы позволяли себе это, потому что Кафу имел достаточно энергии, чтобы закрывать весь правый фланг. 

Кафу

Если он не успевал в защиту, его прикрывал Томмази, который размещался с Дзанетти перед тройкой защитников и прекрасно читал игру. Это был хрупкий баланс, но нам удавалось его поддерживать. В том числе благодаря самому быстрому нашему игроку Жонатану Зебина, закрывавшему многие бреши».

Жонатан Зебина

Французский центральный защитник, купленный в «Кальяри» за восемнадцать миллионов евро, восхитил и Тотти: «Зебина — один из самых необычных персонажей, которых я встречал в «Роме», — писал Франческо. — Он не только умный футболист, но и знаток искусства. Элегантно одевался, носил шляпу «борсалино» и открыл — вдумайтесь — художественную галерею. И еще — он отличный плейбой». 

В интервью немецкому журналу Monopol Зебина рассказал, что искусством его увлек Капелло. «У тренера была прекрасная коллекция картин. Однажды он показал мне работы двух художников и сказал: «Тебе понравится». Ранее его так же  увлек тренер «Милана» Нильс Лидхольм. 

Потом я сам покупал картины — современные и дорогие. Позже мне предложили открыть галерею, и это идея взволновала меня. Я согласился, но переживал, как к этому отнесутся в «Юве», куда я ушел из «Ромы». 

На первой выставке я хотел показать произведения Бена Вотье, но он не хотел сотрудничать с футболистом. Я все же убедил его взглянуть на мою галерею в Милане, и, узнав, что в том же месте находилась студия Пьеро Мандзони, Вотье согласился работать со мной. Наша выставка состоялась во время показа мод в Милане. Собралась огромная толпа, приехала полиция — просто безумие!

Так я и жил. Утром тренировался, а днем ходил в галерею». 

«Я бы предпочел победу без моего гола»

По сравнению с первым сезоном Капелло защита «Ромы» обновилась на две трети. Легенда клуба Алдаир в силу возраста играл реже, а заменил его Вальтер Самуэль из «Боки». «Этот быстрый и мощный защитник, здорово игравший головой, — один из секретов нашего успеха, — писал Тотти. — В жизни Вальтер — застенчивый и спокойный парень, а на поле суровел. Он, например, работал моим телохранителем. Когда меня сбивали, он несся к сопернику и давал понять, что больше так делать не надо. Это школа «Боки»: заботься о своем десятом номере, а он позаботится о победе».  

Вальтер Самуэль

Тотти забил по голу в трех первых — победных — турах. Потом «Рома» уступила «Интеру» на «Сан-Сиро», где шесть лет не знала побед, и пала на третье место, пропустив вперед «Аталанту» с «Удинезе». Перед игрой пятого тура с «Реджиной» Тотти возложил цветы к белому мопеду, стоявшему у южной трибуны «Олимпико». В память о болельщике «Ромы» Данте Гиригини, который умер за полторы недели до того матча. 

Прославился Данте в ноябре 1960-го. Радуясь хет-трику Педро Манфредини в матче с «Падовой», Гиригини спрыгнул с трибуны и — несмотря на преследование полиции — пробежал три круга вокруг поля. Забег 24-летнего мясника с рынка Трионфале впечатлил даже боссов «Ромы». Данте получил абонемент на центральную трибуну Тевере, но, посмотрев там матч с «Юве», вернулся на фанатку. Журналист Джаннини добавил: «Гиригини болел так страстно, что часто падал в обморок от волнения». 

Капелло же перед игрой с «Реджиной» волновала потеря аргентинцев: Самуэль улетел в сборную, а Батистута заболел. Но «Рома» справилась и без них. В защите возник Мангоне, а в атаке — Монтелла, чью майку попросил себе в подарок на юбилей великий актер Альберто Сорди. Тот болел за «Рому», а в 1970-м сыграл главную роль в комедии «Президент футбольного клуба «Боргороссо». 

«Реджине» Монтелла с Тотти забили по голу. Победив 2:0, «Рома» впилась в первое место. После того матча Томмази и другой полузащитник Эусебио Ди Франческо, пропускавший сезон из-за травмы, посетили Косово. Там они открыли спортивную площадку, построенную на штрафы игроков «Ромы» за предыдущий сезон (набежал тридцать один миллион лир). 

Через несколько дней «Рома» добыла крупную волевую победу над «Вероной», родным клубом Томмази — с его паса Батистута забил четвертый мяч. Тот же Бати могучим дальним ударом обеспечил три очка в следующей игре — с «Фиорентиной», которой посвятил девять лет. 

«Мы долго радовались голу, а потом я увидел, что Бати вытирает лицо рукавом, — вспоминал Тотти. — Вытирает не пот, а слезы». После игры Габриэль сказал: «Я должен был выполнить работу, но я бы предпочел победу без моего гола». Назавтра Габриэль сел в свой синий Grand Cherokee и уехал из Рима на концерт Элтона Джона. 

Во Флоренцию. 

«Сейчас я раскритикую вас на пресс-конференции»

«Рома» же мчалась к чемпионству. На гостевой матч с «Перуджей» хлынуло пятнадцать тысяч болельщиков (а вмещает стадион «Ренато Кури» двадцать восемь). Часть билетов Тотти разыграл на своем сайте, предложив написать стихотворения о любви к «Роме». Одним из победителей стал болельщик, поэтично сообщивший о том, что в июне 1989-го пересекся с Тотти на детском турнире имени Витторио Моргеры и Франческо уже тогда изумлял ударами, дриблингом и игрой пятками.  

Матч с «Перуджей» (0:0) показали и на «Олимпико» — на огромном экране. Собралось тридцать тысяч человек — втрое больше, чем месяцем ранее на домашней игре с «Боавиштой» в Кубке УЕФА. Но тогда и Капелло не скрывал: еврокубок вторичен, главное — чемпионат. 

А в нем «Рома» продолжала отдаляться от преследователей. В следующем туре Тотти забил «Удинезе» мяч, который назвал одним из лучших в карьере.  Ему стоя аплодировал Франц Беккенбауэр, приехавший на церемонию Gazzetta dello Sport, посвященную выборам лучшего футболиста века. 

Дальше — римское дерби. Его посетили Леонардо Ди Каприо с Кэмерон Диас, снимавшиеся на киностудии Чинечитта в «Бандах Нью-Йорка». Матч получился не таким остросюжетным, как фильм Скорсезе. Самым эффектным стал момент в первом тайме, когда Кафу, не опуская мяч на землю, трижды перекинул его через Недведа.

«Лацио» так и не забил эпатажному вратарю Кристиано Лупателли, игравшему потом в «Кьево» под десятым номером (он подменял в «Роме» Франческо Антониоли, сломавшего на тренировке нос в столкновении с Тотти), и проиграл из-за неуклюжего автогола защитника Негро. Перед матчем тот дал интервью Gazzetta dello Sport с обещанием скоро забить, но не уточнил, в чьи ворота. 

«Наши болельщики потом издевались над Паоло — сделали даже майки «Ромы» с его фамилией, — сообщил Тотти. — Но мне не жаль его. Он провоцировал, оскорблял соперников, чтобы выставить себя красавчиком перед фанатами «Лацио». 

Своих же фанатов «Рома» перед январской игрой с «Бари» пустила на тренировку. Капелло долго терпел шумную толпу, но все же сорвался: «Заткнитесь и не мешайте нам работать!» А потом заявил журналистам: «Я уважаю болельщиков, но им лучше не приезжать в Тригорию. До конца сезона тренировки будут закрытыми». 

После ничьей с «Бари» «Рома» проиграла «Милану», а отрыв от «Юве» сократился с восьми очков до трех, но Капелло был куда спокойнее. «В раздевалке он попросил минуту внимания, — писал Тотти. — И заявил: «Сейчас я раскритикую вас на пресс-конференции. Скажу, что лидерство давит на нас, что мы в кризисе и вообще далеки от чемпионства. 

Фото: Allsport UK /Allsport

Я хочу внушить это нашим соперникам, но не обращайте внимание на мои слова. Все наоборот. Сегодняшнее поражение сделает нас сильнее. Вы прекрасно сыграли и теперь я как никогда уверен, что мы будем чемпионами». 

«Играет Соса или нет — этого никто не замечает»

Но давление и правда усилилось. В новостной программе «Открытая студия» на канале Italia 1 показали Батистуту с Тотти, пляшущих в ночном клубе «Голливуд» после поражения от «Милана». Там собралось много игроков серии А, но рассказали только о лидерах «Роме», так что Сенси вскипел и обвинил журналистов в информационной атаке. 

После Милана «Рома» выиграла в чемпионате семь матчей подряд. Начала с домашней победы над «Наполи» (3:0). Свой гол Тотти посвятил двенадцатилетнему римскому мальчику Даниэле Буффе, насмерть сбитому у школы, и показал пальцем на небо — этот кадр позже был нанесен на стену в районе Монти и ракету-носитель «Вега», отправленную в космос летом 2017-го. 

В день, когда «Рома» разгромила «Наполи», Открытый чемпионат Австралии выиграла Дженнифер Каприати, перегоревшая после успешного старта карьеры, но вернувшаяся на вершину. На пресс-конференции Капелло привел ее в пример: «Каприати сказала, что после победы в Австралии чувствует себя увереннее. «Рома» должна подражать ей — выигрывать и набираться уверенности». 

Вскоре Фабио продлил контракт с «Ромой», получив впридачу великолепный дом у Авентинского холма. «Ко мне обращались «Милан», «Интер», «МЮ» и «Барса», но я верю в проект Сенси, — сказал Капелло. — Мы сделаем «Рому» грозной силой в Европе». 

После этого обыграли в гостях «Болонью» — благодарю голу опорного хавбека Эмерсона. Он впервые вышел в стартовом составе после разрыва крестов и, забив, побежал обниматься с физиотерапевтом Силио Мусой. 

На тот матч «Болонья» выделила гостям восемь тысяч билетов. Этого не хватило, и после столкновения с полицией римский болельщик Алессандро Сполетини впал в кому. Когда очнулся, был приглашен на тренировку «Ромы» — перед новой игрой с «Лацио» — и признался: «Будь моя воля, пошел бы на фанатскую трибуну, но не хочу, чтобы мама слишком волновалась за меня». 

Через неделю после матча в Болонье случился другой инцидент. Полицейский лишился пальца из-за дымовой шашки, брошенной фанатом «Виченцы», и матч этого клуба с «Ромой» перенесли в Удине. Там Батистута повредил колено и выбыл на месяц, а заменивший его Монтелла за десять минут до конца открыл счет императорским ударом. 

Травм становилось все больше, но на финише чемпионата выручили резервисты. После «Виченцы» «Рома» забила по три мяча «Брешии» с «Интером» — причем в одинаковом режиме: гол со штрафного Ассунсао плюс дубль Монтеллы.

Первый матч Батистуты после возвращения привел к его голу и победе над «Вероной» — отрыв «Ромы» от «Юве» достиг девяти очков.  После этого «Рома» проиграла «Фиорентине» и еле зацепила ничью в матче с «Перуджей», хотя также была близка к поражению после ошибки вратаря. 

Франческо Антониоли. Фото: Phil Cole /Allsport

«За пятнадцать минут до конца Антониоли споткнулся на выходе, потерял мяч, и Саудати вывел «Перуджи» вперед, — вспоминал Тотти. — Южная фанатская трибуна стала освистывать и оскорблять Франческо. Просто кошмар. 

Тогда я выполнил свой капитанский долг. Подошел к трибуне и закричал во все горло: «Франческо — наш вратарь! Мы на первом месте! Лучше подбодрите его!» Заметив, как я возмущен, фанаты прекратили оскорбления». 

На последней минуте «Роме» сравняла, и Тотти специально подольше радовался голу за пределами поля, чтобы получить желтую карточку и поскорее отбыть дисквалификацию. Не откладывая ее до матчей с «Лацио» и «Юве». 

Капитан пропустил матч в Удине, где фанаты «Ромы» вывесили баннер в поддержку Антониоли: «Номер один — один из нас». Тотти смотрел игру с трибуны, но и там был освистан. Все из-за его полемики с нападающим «Удинезе» Роберто Сосой. Аргентинец, дисквалифицированный на основании телеповтора, возмущался тем, что месяцем ранее Тотти не наказали так же за удар игрока «Реджины». 

Роберто Соса

Разница в том, что арбитр проглядел грубость Сосы в матче с «Пармой», а Тотти был своевременно наказан желтой карточкой, что, по тогдашним правилам, исключало пересмотр судейского решения. Побрезговав этим аргументом, Франческо выразился проще: «На что Соса жалуется? Играет он или нет — этого никто не замечает». 

К матчу с «Ромой» трехматчевый бан Сосы истек, поэтому римские болельщики, посетив отель своего клуба в Удине, сообщили защитнику Алдаиру: «Соса еще сказал, что с таким стариком, как ты, без проблем забьет два мяча». Потом-то  попросили Капелло: «Скажите Алдаиру, что мы пошутили». Но вдруг услышали: «Нет, пусть думает, что Соса и правда это сказал». 

Капелло и Алдаир

Аргентинец в итоге забил, но только раз. При счете 3:0 в пользу «Ромы». 

«Контакт с красивыми девушками был неизбежен»

«Рома» имела пятерых игроков без паспортов Евросоюза — Батистуту, Кафу, Самуэля, Накату и Ассунсао. Заявлять разрешалось троих, поэтому, например, Хидетоси многие матчи первого круга смотрел дома по телевизору. Сидеть на трибуне ему не нравилось. После апелляции нигерийского хавбека «Реджаны» Эконга это ограничение отменили — причем в разгар чемпионата, перед майской игрой «Ромы» с шедшим вторым «Юве». 

На пятнадцатой минуте второго тайма, когда туринцы вели 2:0, Капелло выпустил обоих резервных иностранцев — Ассунсао и Накату. Причем японца — вместо Тотти. «Я плохо играл, но менять капитана в таком матче… Все же я умел создать гол из ничего. Я рассердился, но понимал, что не стоило подливать масла в огонь. В итоге Капелло оказался прав. Из множества чудесных замен тот выход Накаты — самый невероятный». 

Два дальних удара Хидетоси спасли «Рому» от поражения. Сначала от сделал счет 1:2, обокрав в центре поля Таккинарди, а через десять снова пробил издали, после чего Монтелла переправил мяч в ворота. 

В тот день пропускавший матч бразилец Заго обедал в Риме с семьей и на выходе из ресторана был избит фанатами «Лацио». Капелло освободил шокированного защитника и от следующей игры, с «Аталантой», о чем едва не пожалел. Первый тайм обошелся без голов, а во втором «Рома» чуть не пропустила от своего же воспитанника Марко Наппи. Тот отвертелся от Самуэля с Мангоне, заменявшим Заго, и пробил в дальний угол, но Антониоли классно сложился и отбил. 

Журналист Даниэле Джаннини писал: «В этот момент облегченно выдохнули все болельщики «Ромы» — в том числе родители Наппи. «После игры мама сказала мне: «Своим голом ты мог лишить нас чемпионства», — признался Марко несколько лет спустя». 

Но «Рома» победила (Монтелла забил с паса Накаты), и в предпоследнем туре с четырьмя очками отрыва от «Юве» прилетела к «Наполи», бившемуся за выживание. Монтелла, в предыдущем туре спасший команду от проигрыша «Милану», пожаловался журналистам: 

«Я был убежден, что выйду с первых минут, но в последний момент Капелло передумал и выпустил меня только во втором тайме. Говорят, что я нарушаю тактический баланс, но при мне «Рома» еще не проигрывала». 

Винченцо Монтелла. Фото: GABRIEL BOUYS/AFP via Getty Images)

Успокаивая Винченцо, Сенси пообещал повышение зарплаты, а Капелло заявил, что заботится о «Роме», а не о Монтелле, и в Неаполе снова оставил его в запасе. 

«В отеле на улице Караччоло, где остановилась «Рома», всегда оказывались девушки, способные исполнить эротические мечты любого футболиста, — писал журналист Corriere dello Sport Пьеро Торри. — Их и звать не требовалось — сами приходили. Накануне игры с «Наполи» их услугами воспользовались некоторые игроки «Ромы». 

Тотти уточнил: «В отеле, где мы остановились, отмечали свадьбу, из-за чего нарушилось правило Капелло — полная изоляция команды. Контакт с красивыми девушками был неизбежен, но все ограничилось автографами, фотографиями и коротким общением. Поверьте, я был холостым и спустя столько лет без проблем признался бы, случись что-то. Но правда в том, что ничего не было. 

Тем не менее вечером в номер на восьмом этаже, который я делил с защитником Алессандро Ринальди, постучал менеджер клуба Антонио Темпестилли. Он пытался показать мне что-то глазами, а потом из-за его спины выскочил разъяренный Капелло: «Где они? Где девочки?» — «О чем вы? Здесь никого нет». 

Капелло открыл шкаф, проверил душевую кабину и даже заглянул под кровать. Я пошутил: «Значит, они выпрыгнули в окно», но это еще сильнее разозлило тренера. Он ушел в уверенности, что его обманули. И он прав. Только обманул не я, а наводчик». 

«Мы были в шоке, когда увидели Капелло с бутылкой»

На случай победы «Рома» привезла на матч с «Наполи» чемпионские майки и шампанское. Через семь минут после перерыва Тотти вывел команду вперед, а на трибуну болельщиков «Ромы» полетели камни, выломанные кресла и даже апельсины, утыканные лезвиями. 

По требованию Капелло Монтелла разминался весь второй тайм, но вышел только на 82-й минуте — сразу после того, как Фабио Пеккья сравнял счет. Перед тем, как заменить Томмази, Винченцо наорал на Капелло и гневно швырнул бутылку. 

«Во втором круге он забил много решающих голов и не мог мириться с тем, как мало времени получал, — писал Тотти. — Кто знает, как бы все сложилось, если бы Винченцо забил тогда в Неаполе чемпионский гол. Но вратарь Франко Манчини  помешал ему. После игры мы держали Монтеллу подальше от Капелло, а назавтра Винченцо понял, что погорячился, и извинился перед тренером».

В последнем туре он вышел в стартовом составе и за пять минут до перерыва забил второй гол «Ромы». А открыл счет Тотти. Всю неделю тот нарочно не общался со своими друзьями из «Пармы», Каннаваро и Буффоном, но перед матчем не мог пройти мимо. И услышал: «Т-с-с. Ты не имеешь права с нами разговаривать — иначе сообщим в бюро расследований». — «Очень смешно». — «Заткнись! Не говори с нами». 

При счете 3:1 стянувшиеся к полю болельщики ошибочно сочли свисток судьи Браски финальным и рванули на газон. Капелло был в бешенстве: беспорядки могли лишить «Рому» трех очков и чемпионства. «Ублюдки! — орал тренер. — Уйдите с поля! Убирайтесь!»

Фанаты тем временем стягивали с футболистов майки. Буффона уже считали своим, так что сняли с него и шорты с бутсами. Матч Джиджи доиграл в майке «Ромы», вывернутой наизнанку. 

После настоящего финального свистка Тотти из-за наплыва людей еле пролез в раздевалку. «Я быстро остался в одних трусах, так что никто не претендовал на мою майку, — вспоминал Тотти. — Я сохранил ее, повязав на шею, как полотенце. Я не мог лишиться такой реликвии. 

В раздевалке пели, пили, танцевали, а Наката читал книжку в углу. Марсианин! Когда заглянул Буффон, я предложил ему выпить и сказал Сенси: «Президент, фрахтуйте его. Не дайте ему покинуть «Олимпико». Я остановился, поняв, что эти шутки не очень-то развеселят нашего вратаря Антониоли».   

Буффон и правда выбрал тогда «Рому», отказав «Барсе», но Сенси не потянул его трансфер. 

«В ту ночь мы праздновали не вместе, — продолжал Тотти. — Увы, мы вообще никогда не собирались всей командой. Даже на концерте Антонелло Вендитти, где актриса Сабрина Ферилли должна была раздеться, как обещала в случае нашего чемпионства, но осталась в купальнике». 

После игры с «Пармой» Ферилли была на вечеринке в доме Монтеллы (бразильцы праздновали своей компаний, а Батистута — с Дельвеккьо). Ночью в дверь позвонили: «Мы были в шоке, когда увидели Капелло с бутылкой вина, — вспоминал Кандела. — Наступило 18 июня — день рожденья Капелло и Монтеллы. Фабио показал, что ссоры в прошлом. 

Пора праздновать».

«Если он станет четвертым, я его выгоню»

Третьего чемпионства «Рома» ждала восемнадцать лет. На четвертое Сенси рассчитывал поскорее, но сначала наградил игроков двумя месяцами отдыха. Те ответили жалобой на невыплату премий за победу в Суперкубке над «Фиорентиной» и двумя очками в трех первых турах. 

Взбешенный тем, что боссы «Юве» Моджи с Джираудо общались с судьей в перерыве матча с «Ромой», Капелло обрушился на агентскую фирму GEA. Она контролировала шестерых тренеров и сотню игроков серии А, а возглавлялась сыном Моджи. Капелло первым в итальянском футболе заговорил о конфликте интересов, что не помешало «Роме» финишировать в 2002-м вслед за «Юве». 

Следующий сезон начался с публичной склоки Капелло с Сенси из-за срыва трансфера Давидса. «Я просил только одного футболиста. Без него мы будем четвертыми», — пожаловался тренер. Президент парировал: «Если он станет четвертым, я его выгоню». 

«Рома» стала восьмой, а в финале Кубка была разгромлена резервистами «Милана» (основу Анчелотти берег для финала ЛЧ), но Сенси не имел денег на разрыв контракта с Капелло. Когда заговорили об интересе «Реала» к Фабио, президент сболтнул: «Только бы это было правдой. Если «Реал» избавит нас от него, я от радости сделаю сальто назад». 

Безумное лето 2003-го продолжилось трансферной сагой Кристиана Киву.Бальдини договорился с «Аяксом» о его переходе, но ФИФА заблокировала сделку из-за долга перед перуанским «Спортингом» за форварда Густаво Вассальо. Тот никогда не играл в «Роме», но в 2000 году Сенси купил его для «Ниццы», где тоже имел контрольный пакет акций. 

Тотти и Киву

Когда этот вопрос решился, Киву прилетел в Рим, но Сенси не смог взять кредит на первый транш «Аяксу». После долгих переговоров в Амстердаме Бальдини уговорил голландцев подождать — в обмен на увеличение суммы трансфера. 

В последнем сезоне с Капелло игрокам «Рома» часто задерживали зарплату, но они все равно претендовали на чемпионство и стали вторыми. Клубу грозило банкротство, а Сенси отказался продавать «Рому» Сулейману Керимову и уступил 49 процентов акций компании ItalPetroli. Капелло же — после слов о невозможности работы в «Юве» — переехал в Турин. 

Сенси и Капелло расстались некрасиво, но это ерунда на фоне уникальности команды, созданной ими на излете девяностых. «Рома» — последний яркий проект той серии А, что была лучшей лигой мира, и поэтому запомнится навсегда. 

Денис Романцов
Денис Романцов

Журналист Sports.ru

1 комментарий

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: