«Мы еле выжили, нас прокормили отцовские пчелы». Поразительная история Душана Ивковича

Денис Романцов

Перед чемпионатом Европы-1995 он попросил жену купить игрокам сборной рубашки с галстуками. А то несолидно как-то. Из-за санкций Югославия лишилась права не только принять чемпионат мира-1994, но и поучаствовать в нем, а лучшие игроки — Бодирога, Джорджевич, Данилович и другие — не могли собраться дома (опасались призыва в армию) и тренировались в Греции, где Ивкович руководил «Паниониосом». К тому же вся эта суперзвездная компания до 1995 года не имела права даже в товарищеских матчах именоваться Югославией. 

Короче, пусть хоть выглядят нарядно. 

«Жена сначала ужаснулась: «Где я найду столько рубашек ваших размеров?» А потом — бедная, измученная — бегала по Афинам и все же нашла нам подходящую одежду. Наконец-то мы выглядели как команда», — вспоминал Ивкович в интервью 011info.com

В полуфинале Югославия обыграла хозяев, сборную Греции. Ее болельщики после матча напали на жену Душана, после чего Ивковичи получили тысячи телеграмм с извинениями. В финале большинство из двадцати тысяч зрителей болело за литовцев, а те во второй половине обиделись на американского судью Толивера, отказались играть, но вернулись на площадку из-за боязни пропустить Олимпиаду в Атланте и уступили 90-96.

Выиграв с Югославией Евробаскет, Ивкович уступил сборную Желько Обрадовичу, а через год сменил «Паниониос» на «Олимпиакос». И превзошел в финале Евролиги-97 «Барсу» Джорджевича и Карнишоваса, добавив к тому титулу золотой дубль в Греции. 

Впервые он добыл три трофея за сезон еще в 1979-м. Тогда его «Партизан» — без призванного в армию МVP ЧМ-1978 Дражена Далипагича — победил в чемпионате и Кубке Югославии, а также разделался в финале Кубка Корача с итальянским «Риети». По случаю десятой годовщины смерти Радивоя матч проходил в Белграде, и лидер «Партизана» Драган Кичанович, наплевав на травму, набрал сорок одно очко. 

«Тогда же Кичанович умолял меня стать шафером на его свадьбе, — рассказывал Ивкович, — но я напомнил, что я его тренер, и посоветовал выбрать кого-то из товарищей по команде». 

Кичанович и Далипагич

Душан мечтал выиграть Кубок чемпионов с демобилизованным Далипагичем, но так и не решил проблему их с Кичановичем взаимной ревности. Ивкович признался, что в тридцать шесть лет ему не хватило опыта для того, чтобы сплотить двух лучших югославских баскетболистов: «Кичанович ушел в армию, чтобы посмотреть, справится ли команда без него и с Далипагичем во главе, но уже в начале сезона Дражен выбыл из-за травмы». 

Ивкович же вскоре уехал в Салоники — ради старшего сына Петара, у которого обнаружилась бронхиальная астма. Вынуждено променял, возможно, вторую лигу мира на «Арис», где был тренировочный зал без раздевалок, а в стартовой пятерке приходилось выпускать пятнадцатилетнего Михалиса Романидиса. 

«Зря ты сюда приехал, дружище, — сказал Ивковичу судья Костас Диму. — Вы будете проигрывать всем с разницей в пятьдесят очков».  

Но Душан выбирался и не из таких передряг. В шесть лет, например, чуть не утонул: пошел с друзьями купаться на Дунай, прихватили мяч, его унесло течением, Душан кинулся следом, но засосала опасная трясина, а друзья смеялись — не верили, что тонет. 

Ивковича вытащил и откачал студент физкультурного факультета, проходивший мимо. Душан гордился тем, что его спас один из университетских спортсменов — белградским детям они казались идеальными атлетами. 

А вот отец Ивковича спорта сторонился — был доктором юридических наук, но не вписался в новую коммунистическую реальность, вышел на пенсию и занялся пчеловодством. 

«У меня было трудное детство, мы еле выжили, и прокормили нас отцовские пчелы, — признался Душан. — Я обобщил историю нашей семьи в гербе, на который нанес соты в форме баскетбольного кольца, пчелу и голубей, которых разводил с братом Слободаном. Он, кстати, был не только лучшим баскетбольным тренером в моей жизни (даже середняка делал асом), но и универсальным талантом: рисовал, пел, играл».

Со старшим братом

Выжить Ивковичам помог не только мед, но и подарки великого ученого Николы Теслы. «Мой прадед Тривун — его родной дядя, — рассказывал Ивкович. — Каждому новорожденному родственнику Тесла присылал из Америки по золотой монете. А мне не повезло — я родился через десять месяцев после смерти Николы. В тяжелые годы мама продала монеты, чтобы прокормить семью. Ни одной не осталось. Жаль».  

Из района Црвени Крст, где рос Душан, вышло много ученых, артистов и художников. Ивкович учился в одном классе с Гагой Николичем, ставшим потом известным актером, но сам влюбился в спорт. Причем сначала — в бокс, которым занимался до двенадцати лет. Пока отец не запретил. 

Баскетбол отцу, правда, тоже не нравился: «Не понимаю, почему мои сыновья прыгают, как обезьяны, и бросают мяч в корзину». Но Душан так кайфовал от этой игры, что, поступив на горно-геологический факультет, поучаствовал в создании университетской команды, с который играл даже в Лондоне и на Ближнем Востоке. 

Стадион клуба «Раднички», где начинал Ивкович

Бесило только одно — крытых площадок еще не было, играли на улице, и зимой баскетбольный сезон прерывался. Тогда Ивкович снова переключался на бокс. Вдохновлялся примером своей подруги и соседки Любы Бойич, которая на римской Олимпиаде-1960 играла в гандбол, волейбол и баскетбол. 

Ивкович наигрался и стал тренировать через год после того, как матчи югославской лиги стали проходить в залах. Предлагали работать по специальности в Сараеве, но Душан считал, что тренерство чем-то напоминает работу горнодобытчика — только интереснее. 

Отслужив в армии, Душан возглавил молодежку клуба «Раднички», где старший брат тренировал основу, и на третий год выиграл югославский чемпионат: «Я многому научился у Слободана, хотя мы с ним совсем разные разные, — говорил Душан. — Он романтик, а я реалист». 

С юниорами клуба «Раднички»

Завоевание титула — пусть и на молодежном уровне — с четвертым по статусу клубом Белграда обеспечило Ивковичу роль помощника Луки Станчича в юниорской сборной (в финале Европы-1976 обыграли СССР с Ткаченко, Белостенным и Таракановым), а также Ранко Жеравицы — другого выходца из района Црвени Крст — в «Партизане». С последующим переходом на пост главного тренера в обоих местах. 

Переезд в «Арис» по-новому раскрыл Ивковича. Греки сочли его тираном, не терпящим звездных капризов. Но и Душану баскетбол открылся с новой стороны: он впервые столкнулся с игроками, которые ленились посещать утренние тренировки. 

«Я не мог с этим мириться, — признался Душан журналисту греческого издания Sport24 Александросу Тригасу. — Требовалось шлифовать тактику и индивидуальную технику. Со временем игроки осознали пользу тренировочной работы, и, думаю, в «Арисе» нам удалось создать нечто новое для греческой реальности». 

С Михалисом Романидисом и Никосом Галисом

Главной звездой «Ариса», с которой, как считалось, не ужился Ивкович, был Никос Галис — тоже, кстати, занимавшийся в детстве боксом. Душан восхищался универсализмом Галиса. Тот был не только выдающимся снайпером, но и классно защищался, сковывая плеймейкеров соперников. 

А потом — из-за скорых выборов президента клуба — в «Арисе» началась внутренняя холодная война. Целью одной из сторон было тормознуть команду на пути к чемпионству, чтобы не допустить переизбрание действующего руководства. В рамках этой кампании Никосу наплели, что о нем плохо отзывается Ивкович (а именно: «С Галисом «Арис» никогда не будет чемпионом!»). Никос обиделся, «Арис» финишировал вторым, а Душан вернулся в Югославию. 

Не ограничиваясь клубной работой, Ивкович помогал Крешимиру Чосичу в сборной. Поражение в полуфинале Евробаскета-1987, где царил Галис, привело к назначению Ивковича главным тренером, а его проигрыш Гомельскому в финале сеульской Олимпиады — к грустному юбилею: десять лет без золота крупных турниров. 

Зато в следующие три года Югославия выиграла с Ивковичем все — мировой чемпионат и два европейских. Правда, каждый триумф чем-то омрачался: «На Евробаскете-89 не все у нас были счастливы, когда Греция обыграла СССР, — говорил Ивкович. — Многим хотелось встретиться в финале именно с Советским Союзом и доказать, что мы лучше.

С Жарко Паспалем и Грегом Поповичем

А перед финалом следующего Евробаскета — в Риме — я думал только о выходе Словении из состава Югославии. По этой причине мы лишились нашего разыгрывающего Юре Здовца. Он сказал мне: «Если я сыграю, в Словении меня назовут предателем».  

Раскалывать Югославию начали, конечно, раньше. Хорватские политики бушевали, когда после победы в финале ЧМ-90 серб Дивац взял у Перасовича хорватский флаг и накрыл Велимира югославским. 

С Петровичем

«Они так шутили, — уверял Ивкович. — То, что Дражен Петрович после этого разорвал отношения с Дивацем, — чушь. В той команде никто не говорил: «Ты из Хорватии, ты из Сербии, ты из Черногории». Игроки очень любили друг друга. 

На одной позиции конкурировали Жарко Паспаль и Тони Кукоч, на другой — Владе Дивац и Дино Раджа. Меняя друг друга, они обнимались и целовались. Это была очень дружная команда». 

С Тони Кукочем

Дружная настолько, что Петрович, не попавший с «Нетс» в плей-офф НБА и освободившийся еще в апреле 1991-го, отказывался  вливаться в сборную раньше Диваца, до конца мая игравшего за «Лейкерс» в финале. 

Ивкович еще в середине восьмидесятых тренировал Петровича в студенческой сборной и называл его самым трудолюбивым игроком поколения, но в той ситуации устал упрашивать и исключил талантливейшего баскетболиста Европы из сборной. 

Крест, конечно, не ставил и рассчитывал на него на Олимпиаде, но в Барселону пустили лишь Хорватию — а Югославию забанили в рамках санкций ООН. Ивкович назвал это худшим моментом в карьере: «То, что лучшая команда Европы так и не сыграла с Dream Team, — огромная потеря для спорта. Думаю, мы могли победить». 

Ивкович не покинул бы Югославию, если бы не война. Но ситуация в стране вынудила его принять предложение ПАОКа. Вернувшись в Салоники, Душан получил в свое распоряжение новых проблемных звезд — центрового Панайотиса Фасуласа, чей талант Ивкович заметил еще в начале восьмидесятых, и тяжелого форварда чемпионского «Чикаго» Клиффа Левингстона. 

С Фасуласом

Первый не любил тренироваться (иначе, на взгляд Душана, заиграл бы в НБА и стал лучшим баскетболистом Греции всех времен) и иронично называл тренера мудрецом, а второй вечно создавал хаос в столовой и раздевалке. Достал настолько, что после «минус двадцать пять» от «Перистери» Ивкович отправил Клиффа в принудительный трехнедельный отпуск. 

Босс ПАОКа Никос Везирцис взмолился: «Тренер, пожалуйста, не надо. Просто посадите его на скамейку». — «А я не наказываю его. Я просто делаю команду сильнее». После отпуска Клифф помог ПАОКу выйти в плей-офф с первого места и убрать в четвертьфинале Евролиги «По-Ортез». 

«Наш сотрудник припрятывал для Левингстона кока-колу, когда тот снова начал играть, — сообщил Ивкович. — Этот чудак Клифф утверждал, что не может играть, не рыгая. Вот уж чушь собачья!»

С Барлоу, Филипу и Левингстоном

Душан считал тот ПАОК самой сбалансированной командой Европы, но перед полуфиналом с «Бенеттоном» гармонию нарушила травма центрового Христоса Цекоса. Греки вели после первой половины, но во второй разыгрывающий Джон Корфас, игнорируя Левингстона с Барлоу, упорно пасовал Бане Прелевичу, у которого в тот вечер сбился прицел, и «Бенеттон» Кукоча победил. 

«Как только я вошел в раздевалку, Корфас встал, ударил себя по груди и сказал: «Это моя вина», — вспоминал Душан. 

После двух лет в ПАОКе Ивкович на год вернулся в Белград, а летом 1994-го был приглашен президентом «Олимпиакоса» Сократисом Коккалисом. Душан отказал: ранее он уже согласился принять «Паниониос», воодушевленный перспективой сотрудничества с молодым американским центровым Эдом Стоуксом и звездным комбогардом Панайотисом Яннакисом. 

В «Паниониосе»

Когда Ивкович добрался до южного пригорода Афин, Стоукс уже был в миланском «Стефанеле», а Яннакис в «Панатинаикосе». Но даже с более скромным составом и задержками зарплаты Ивкович на второй год вывел команду в Евролигу и услышал от тренера «Атланты» Майка Фрателло, заскочившего на несколько дней в Грецию: «Я был в Барселоне и Мадриде, но нигде не видел такой командной игры, как у «Паниониоса». 

С Христодулу в «Паниониосе»

«У любого другого тренера команда из пятнадцати подростков и двух иностранцев вылетела бы, — уверял второй-третий номер «Паниониоса» Георгиос Калаицис. — А Ивкович поднял нас на третье место, хотя мы напоминали университетскую команду. Сначала мы боялись его: он кричал, выгонял с тренировки, был очень жесток (доставалось и главному таланту — Фанису Христодулу), но именно так он сформировал наш характер».

«Когда на тренировке мы делали что-то не так, доставалось не нам, а второму тренеру Милану Миничу, — добавил центровой Георгос Карагкутис, — Ивкович орал на помощника, используя сербские ругательства, а потом уже Минич кричал на нас. Это было немного забавно».

Первый сезон в «Олимпиакосе» начинался кошмарно: травмы, болезни, провокации прессы, конфликт с форвардом Вилли Андерсоном, проигрыш худшей команде чемпионата… После этого Душан сплотил команду, разрешив игрокам взять жен на рождественский турнир в Мадриде (и не подпустил к команде Андерсона, прилетевшего с девушкой отдельно), а потом обыграл ЦСКА в решающем матче плей-офф. 

С Коккалисом

«Перед матчем диктор говорил об отравлении, об отравленной воде и так далее, — рассказывал Ивкович. — Я понимал по-русски и был в ярости. Сказал комиссару матча, что этот парень плохо отзывается о моей команде. Я никому этого не позволяю».  

А перед победным финалом с «Барсой» Душан отменил утреннюю тренировку и повел игроков на прогулку — чтобы побросать камешки в море. Был уверен, что тактика уже вызубрена — и лишние повторения только повредят. И не ошибся.  

Также Душан был уверен, что на пороге создания чемпионской династии наподобие «Югопластики» 1989-1991. И ошибся. 

С Деяном Бодирогой

Он уже договорился с Деяном Бодирогой, который согласился покинуть «Реал» ради игры в одной команде с MVP Финала четырех Дэвидом Риверсом, но тот, попросив зарплату, как у Даниловича в «Киндере», не дозвонился до президента Коккалиса и улетел в болонский «Тимсистем». 

С Риверсом

После двух сезонов без титулов Душан счел свой пирейский цикл завершенным и возглавил АЕК, с которым выиграл два Кубка Греции и Кубок Кубков. И решил, что хватит: пришло новое поколение тренеров — пора на пенсию. 

Это было в 2001-м. Я к тому моменту десять лет болел за ЦСКА, и в девяностые его баскетболисты — хотя бы в чемпионате России — утешали меня на фоне провалов футбольного и обоих хоккейных армейских клубов. В 2001-м утешений не осталось: в первом сезоне без Еремина ЦСКА не попал даже в тройку. 

А через год пенсионер Ивкович получил предложения от «Денвера» и нового руководства ЦСКА. «В Нью-Йорке генменеджер «Наггетс» Кики Вандевеге, агент Билл Даффи и еще три каких-то парня весь вечер задавали мне вопросы, — вспоминал Душан. — Мы договорились об условиях и о том, что в первом сезоне я буду консультантом, а потом у меня будет еще два года контракта.

Перед уходом Даффи сказал мне: «Будь готов подписать контракт завтра утром». Назавтра я узнал, что владельцы клуба улетели в отпуск и нужно потерпеть несколько дней. Я ответил: «Хорошо, но через две недели у меня встреча с ЦСКА». В итоге дни прошли, и я подписал контракт с московским клубом». 

Неизвестно, сколько еще мучился бы баскетбольный ЦСКА, не улети тогда в отпуск денверские ребята. 

Душан вывел мою гордость за любимый клуб на новый уровень. Всего за один год он превратил ЦСКА в один из лучших клубов Европы, усовершенствовав не только состав, но и раздевалку команды, и в целом клубную дисциплину. «Подход Душана — глубинный, доскональный. Он строил фундаментальное здание, а Этторе Мессина — изящную итальянскую архитектуру», — сказал мне Сергей Панов. 

Привлекать новых игроков (например, Папалукаса) помогал сын Петар — тот самый, чья астма привела Душана в Грецию. К слову, Папалукаса тогда звали и в «Авеллино». С учетом аэрофобии Тео итальянский вариант казался более предпочтительным, но агент Василис Евангелинос переубедил: «Если тебе суждено погибнуть в авиакатастрофе, то лучше умереть, играя за Душана, чем за «Авеллино».

С Папалукасом

Но крутость того ЦСКА не только в мощных иностранцах, о которых в девяностые мы и не мечтали, а в том, что за пару-тройку лет работы с «тираном» Ивковичем саратовские парни Хряпа с Моней прокачались до контрактов с «Портлендом». 

На мою вечную благодарность Ивковичу не влияют ни проигрыш «Тау Керамике» в московском Финале четырех-2005, ни тем более победа его «Олимпиакоса» над ЦСКА в Стамбуле-2012.

Ивкович снова поехал в Пирей вопреки своему правилу — никогда не возвращаться в прежние места. Поехал, потому что уже год не получал зарплату в сборной Сербии и даже от президента федерации Драгана Капичича услышал: «Брат, получи я такое предложение — ни минуты бы не раздумывал». 

Перед возвращением Ивковича братья Ангелопулосы переманили из «Панатинаикоса» Спанулиса, а через год сократили бюджет с тридцати восьми миллионов евро до шести с половиной, из которых больше трети составляла зарплата Василиса. 

На оставшиеся деньги набрали новую команду, окончательно сформировав ее к январю 2012-го (не побрезговали и центровым Джоуи Дорси, которого Душко Иванович в разговоре с Ивковичем назвал сумасшедшим), а в мае обыграли Кириленко, Хряпу, Теодосича, Шишкаускаса и Крстича. 

Хотя после первой половины отставали на четырнадцать очков. «В перерыве я хорошенько наорал на Спанулиса, — признался Ивкович. — Хотел подбодрить остальных ребят. Понимал же — у нас было лишь несколько шансов из ста обыграть тот ЦСКА. Три наших американца не набрали в том матче ни одного очка. Решающую роль сыграла греческая душа». 

После этого «Олимпиакос» выиграл и чемпионат Греции. «Мы садились в автобус перед поездкой на пятый матч финала с «Панатинаикосом», — вспоминал разыгрывающий Вангелис Манцарис. — Ивкович заходил последним, но вдруг его окликнул мужчина лет сорока: «Дуда, готовься к поражению!» Тогда Ивкович подошел к этому парню и врезал ему на глазах полиции! Это круто завело нас перед финалом».

Ивкович говорил, что любые победы рано или поздно заканчиваются, но остается дружба с людьми, с которыми вместе побеждал. И что тренировал почти полвека не только из любви к развитию молодых талантов, но и потому, что эти ребята положительно влияли на него. 

Спасибо, Душан, что вы были таким удивительным. 

тут больше моих текстов о баскетболе

Денис Романцов
Денис Романцов

Журналист Sports.ru

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: