«Я человек неудобный, имеющий свое мнение». Сто лет Валентину Николаеву

Денис Романцов

ЦСКА приводили к чемпионству пять тренеров — Аркадьев, Николаев, Садырин, Газзаев и Слуцкий. Лишь один из них еще и играл за этот клуб. Да как играл: был мотором и мозгом команды лейтенантов. 

Николаев рос в районе Разгуляя, у Елоховского собора — в семье инженера-путейца, в Первую мировую три года воевавшего в Восточной Пруссии. Играл за «Локомотив», в шестнадцать впечатлил игровым кругозором французского тренера-консультанта Жюля Лимбека, приблизился к первой команде, но в восемнадцать угодил в армию.

Валентин Николаев — второй слева

Служил в сокольническом первом полку связи МВО — с будущим вратарем ЦДКА Владимиром Никаноровым и тренером воскресенского «Химика» пятидесятых-семидесятых Николаем Эпштейном. 

Через полгода — внезапный вызов на сбор ЦДКА в Батуми, куда попал и 21-летний Анатолий Тарасов. Николаев поехал с травмой, полученной зимой на хоккее. Швы на голени кровоточили, движения аукались болью, но жаловаться не хотелось — такой шанс мог больше не выпасть. На сборе Николаева тактически поднатаскал матерый левый инсайд Сергей Капелькин, и всего через два месяца новичок забил победный гол в первом матче нового сезона. 

Валентин Николаев и Владимир Демин (справа) в матче с ленинградским «Динамо»

Николаев планировал вернуться в «Локомотив» после армии, но началась война, и он работал инструктором в пулеметном училище, преподавал лыжную подготовку выпускникам Военной академии, а потом стал офицером и весной 1943 снова заиграл в воссозданном ЦДКА. Правда, летом 1944-го отлучился в «Крылья Советов». 

1946 год. ЦДКА — «Динамо» Тбилиси. Валентин Николаев против Георгия Антадзе

В Москву приехала загадочная команда из Англии. Выпускать против нее армейцев опасались — вдруг проиграют (за «Крылья» — команду авиационного завода — было бы не так обидно, к тому же ее усилили не только Николаевым, но и защитником ЦДКА Прохоровым). Простых болельщиков на всякий случай не пустили, и те не увидели, что устрашающие англичане оказались посольскими служащими — немолодыми, пузатыми и в солдатских ботинках. «Крылья» победили 19:1, Николаев забил четыре мяча. 

На сборе ЦДКА в Батуми (крайний справа)

«Николаев нес в себе зерно тактических открытий, — писал главред журнала «Футбол-хоккей» Лев Филатов в книге «Форварды». — Он играл по всему полю, от ворот до ворот, и это не была беготня — он выцарапывал мяч у атакующих противников, переправлял его своим форвардам и забивал сам, видя в этом не случай, оказию, удачу, а строгую обязанность. 

Николаев — второй слева — в матче за «Локомотив»

Николаев был игроком предельно конкретным. В какой-то мере и его партнер справа Гринин и Федотов с Бобровым зависели от Николаева — он их разгружал от черновой работы. В зрелищности он проигрывал партнерам по атаке. От тех ждали чудес, а он возле этих чудес хлопотал, как ассистент, сам обычно забивал голы как бы только для счета, чтобы перевернули цифру в глазнице башни на Восточной трибуне. Теперь я понимаю, что без Николаева и вся игра ЦДКА не так бы складно шла и многие из чудес не состоялись бы». 

«Неловко называть Николаева тружеником»

Принявший ЦСКА в 1944-м тренер Борис Аркадьев сместил Николаева с места левого инсайда в среднюю линию: «Аркадьев серьезно увлекался рисованием, очень любил театр, — восхищался Николаев в автобиографии. — Когда мы приезжали в Ленинград, то он вел футболистов в «Эрмитаж» или в Русский музей и был замечательным гидом.

За шахматной доской с Анатолием Башашкиным. В роли арбитра — Борис Аркадьев

И еще Аркадьев любил природу. Утреннюю зарядку в Сухуми он нередко заменял походами на гору Чернявского, откуда мы подолгу любовались морем. Но это были не прогулки в обычном понимании слова, а скорее марш-броски или ускоренное передвижение. 

1945 год. ЦДКА — «Динамо» Ленинград — 8:1. Валентин Николаев прорывается к воротам Виктора Набутова

К каждому новому сезону Борис Андреевич придумывал сюрпризы для соперников, занимаясь разработкой новых тактических построений и схем игры. Авторство Аркадьева закреплено и за тактикой игры сдвоенным центром нападения, которая была с блеском реализована, когда в команде оказались два классных центрфорварда — Федотов и Бобров. Они широко располагались друг от друга, что принуждало к такому же маневру их опекунов-защитников, а центральный защитник, как бы попадавший в клещи, ставился в затруднительное положение. Мне же, оттянутому в глубину поля, поручались организация атак, диспетчерские функции».

«Аркадьев оттянул меня назад из-за моей неутомимости, — говорил Николаев журналисту еженедельника «Футбол» Сергею Шмитько. — Я мог выполнять большой объем работы с пользой для команды. И утром в день игры бегал. Наша база на Ленинских горах находилась. Зарядку все игроки проводили самостоятельно. Так перед завтраком я в одиночестве пробегал километра полтора по пересеченной местности с рывками и ускорениями. Даже правило выработалось: если не пробегу утром кросс, то вечером плохо сыграю».

ЦДКА 1940 года. Слева направо: Константин Лясковский, Владимир Никаноров, Григорий Федотов, Александр Виноградов, Петр Щербатенко, Алексей Гринин, Сергей Капелькин, Григорий Пинаичев, Валентин Николаев, Вячеслав Шлычков, Александр Базовой

«Мне неловко называть Николаева тружеником, — добавил спортивный писатель Александр Нилин. — Сочтут ведь «поддужным» остальным знаменитостям — и только. А когда вспоминаешь про технические возможности правого полусреднего Николаева, думаешь, что в иные времена и в иной команде и ему бы, как звезде, снаряды подносили. Тем не менее в аркадьевском ЦДКА не нашлось больше игрока, способного справиться с подобным объемом действий, — и Николаев с охотой взял на себя челночный график работы. 

1943 год. Открытие сезона. ЦДКА — «Динамо» — 2-1. Команда ЦДКА (слева направо): К.Лясковский, В.Никаноров, И.Щербаков, Г.Федотов, А.Виноградов, В.Шиловский, П.Щербатенко, В.Николаев, А.Базовой, Г.Пинаичев, В.Шлычков

Сольных достижений у него достаточно для места в мифе об отечественном футболе. В финале Кубка 1945-го забил первый ответный гол динамовцам. А Кубок тот — первый приз ЦДКА».

«Его можно уподобить машинному отделению в победном корабле»

«Раньше только в армейской печати иногда упоминались воинские звания футболистов ЦДКА, а после завоевания Кубка и в других газетах наши фамилии были напечатаны вместе со званиями, — вспоминал Николаев. — Вот отсюда, скорее всего, и пошло — «команда лейтенантов». В самом деле, в 1945-м мы все были лейтенантами — от младшего до старшего — и только наш лидер Григорий Федотов был капитаном».

ЦДКА в 1943 году. Слева направо, верхний ряд: Е.Л.Никишин (тренер), А.Виноградов, И.Щербаков, А.Прохоров, В.Шиловский, П.Щербатенко, К.Лясковский, В.Веневцев; средний ряд: М.Орехов, А.Гринин, В.Николаев, В.Никаноров, А.Калинин, П.Зенкин; нижний ряд: В.Виноградов, Г.Пинаичев, В.Шлычков, В.Демин, Г.Федотов, П.Карчевский. 

Продолжает Александр Нилин: «В чемпионате-1947 ЦДКА, чтобы опередить московское «Динамо», необходимо было выиграть у сталинградского «Трактора» со счетом 5:0. Выиграли — и два из пяти голов увеличили бомбардирский список Николаева.

Еще через год — и опять в решающей игре с «Динамо» — он вывел ЦДКА вперед. И в том же сезоне забил в финале Кубка «Спартаку». После двух безответных мячей Вячеслава Соловьева гол этот уже ничего не решал. Но мы ценили эстетическую сторону — и мяч, влетевший в леонтьевские ворота после параллельного земле полета и удара головой инсайда ЦДКА, вспоминали долго». 

1945 год. Финал Кубка СССР. ЦДКА — «Динамо» Москва — 2:1. Слева направо в борьбе за мяч: Михаил Семичастный, Валентин Николаев, Леонид Соловьев. 

«В памяти знатоков футбола немало голов, забитых Николаевым самолично, — подтвердил Николай Старостин. — Его можно уподобить машинному отделению в победном корабле армейской команды. Он все налаживал и всюду успевал, беспрерывно обслуживал четверку нападающих ЦДКА, давал ей возможность завершать атаки, как мы говорим, на более свежих ногах, то есть без предварительной погони за мячом. Высокий класс игры и большой темперамент позволяли Николаеву и самому успевать к заключительным моментам атак».

ЦДКА — финалист Кубка СССР 1944 года. Справа налево: Григорий Федотов, Владимир Никаноров, Александр Прохоров, Иван Щербаков, Александр Виноградов, Константин Лясковский, Петр Щербатенко, Алексей Гринин, Валентин Николаев, Иван Кочетков, Владимир Демин

О победе над «Трактором» в 1947-м спустя больше сорока лет написал поэт Евгений Евтушенко в заметке «С эпохой говорить начистоту»: «Хоть я был тогда динамовским болельщиком, тем не менее пошел на чествование ЦДКА. Аркадьеву задали вопрос: «Ну как же так могло случиться, вам нужно было пять, и вы забили… Я помню, что он сказал: «В мозгу каждого игрока горела цифра «пять». Мы были загипнотизированы ею, нацелены на нее.

1945 год. ЦДКА — «Динамо» Минск. Валентин Николаев и Алексей Гринин (№7) в схватке с вратарем минчан Борисом Кочетовым.

Прошло много лет. Я оказался в Волгограде и специально разыскал человека, с которым мне хотелось поговорить — это вратарь «Трактора» Ермасов. Гигант. Вот что он мне рассказал. «Действительно, никакой «покупки» не было. Но было другое. На команду «Трактор» пытались оказать давление наоборот: чтобы они лучше играли, лучше держались и так далее. И некоторым из них стали даже угрожать. Про это узнали игроки ЦДКА. Единственное, что делали армейцы во время матча — обменивались именно об этих угрозах репликами. То есть кое-кому напомнили, что у них кто-то сидел». 

Против динамовца Всеволода Блинкова

Николаев парировал: «Так кто же они, эти циники на футбольном поле — Федотов, Гринин, Демин? Или же Бобров, которому сам Евтушенко не раз посвящал восторженные строки? Нет, ни один из дорогих моему сердцу товарищей по «команде лейтенантов» не был способен на угрозы, унижающие достоинство человека реплики». 

«Вы думаете, я премиальные получить не хотел?»

Николаев выиграл с ЦДКА не только пять футбольных чемпионатов, но и хоккейный Кубок СССР-1946: «Иногда в нашей жизни происходили случаи поистине комические, — вспоминал Николаев. — Подходит однажды ко мне Демин и спрашивает: «Валь, а как у тебя с клюшкой?» «Нормально, — отвечаю, — только вот крюк несколько раз переклеивал». У Володи же, как оказалось, крюк напрочь вышел из строя, играть невозможно. 

Валентин Николаев — седьмой справа — в составе хоккейной «Казанки»

Направились с Володей к «Барелю» — Саше Виноградову, — который, как мы знали, наверняка что-нибудь придумает. И Саша придумал: достаньте, говорит, дугу от телеги и я вам такие крюки из нее смастерю. Дуга нашлась на дровяном складе, откуда отец Володи дрова возил. После недолгих колебаний решили стянуть ее — авось, старик не очень обидится. Помню, что-то около семи утра подкрались к складу, Демин легко перемахнул через забор и так же быстренько вернулся, передав мне предварительно дугу. Отнесли ее к «Барелю» и скоро получили новые клюшки. С ними Кубок и выиграли».

На хоккей Николаев переключился после успешного турне по Югославии, в котором ЦДКА выиграл три матча из четырех. Поездка в Чехословакию через два года вышла менее удачной — два поражения в трех играх. После этого ЦДКА не выпускали за рубеж почти пять лет — до разгона команды, вызванного поражением на Олимпиаде-1952 (Николаев же съездил со «Спартаком» в Норвегию и Албанию).

А началось все с товарищеской игрой против Польши. Наша команда проиграла 0:1, что взбесило секретарей ЦК ВЛКСМ Михайлова и Шелепину: «Особенно от комсомольских вождей досталось мне, как не использовавшему два выгодных для взятия ворот момента, — вспоминал Николаев. — Я пытался отвечать Михайлову в том плане, что в футболе всякое случается и в дальнейшем свои недостатки исправлю. Но тот все более распалялся, и тогда, не выдержав, я съязвил: вы думаете, говорю в сердцах, я премиальные получить не хотел? Черт меня за язык дернул, лучше бы помалкивал. Михайлов набросился на меня с упреками, называя крахобором и материалистом». 

ЦДКА на своем стадионе в Сокольниках

Через несколько недель после 1:3 от враждебной тогда Югославии армейцы готовились в Сокольниках к матчу чемпионата с киевским «Динамо». «Никого не насторожило появление на базе группы старших офицеров-политработников, которые курировали команду ЦДСА и часто приезжали к нам, — подчеркивал Николаев. — Но нам сказали: можете расходиться по домам — команда расформирована. 

1947 год. ЦДКА в Праге. Слева направо: В.Николаев, А.Гомес, К.Рязанцев, А.Портнов, А.Водягин, В.Чистохвалов, В.Бобров, В.Никаноров, А.Гринин

Сообщение всех ошарашило. Ожидали любого наказания по отношению к участникам Олимпиады, коих в ЦДСА, было всего пятеро из двадцати футболистов сборной (причем вратарь Никаноров в играх не участвовал). Но при чем здесь вся команда? 

1945 год. Матч с «Црвеной Звездой» в Югославии

В ряде контрольных матчей перед Олимпиадой сборная СССР выступала под флагом ЦДСА и в форме армейского клуба. Уже тогда футболисты и болельщики усматривали в этом маскараде какой-то подвох. Руководители спорткомитета, стараясь обезопасить себя от неудачи сборной в Хельсинки, подставляли под удар сильнейший клуб страны. И когда сборная действительно выступила неудачно, пустили в ход подготовленную версию о том, что провалилась в Хельсинки не команда, собранная из игроков восьми клубов, а именно ЦДСА».

«Футбол от тренерской чехарды очень многое теряет»

Николаев ушел в армейский клуб Твери, но вскоре разогнали и его. Армейские футболисты разбрелись по разным клубам, Аркадьев звал Николаева в «Локомотив», но тот не решился бросить армию: «Я был уже в майорском звании, имел за спиной четырнадцать лет выслуги. Поиграть еще очень хотелось, да и футбол оставить не так-то просто, но верх взял здравый смысл: мне шел тридцать второй год год, на ногах, имея специальное военное образование, стоял твердо, да и так просто уйти из армии, ставшей мне родной, было бы большой ошибкой».

Николаев учился в военной академии, служил в Германии и Белоруссии, а после десяти лет вне футбола вернулся в ЦСКА, где летом 1964-го сменил на тренерском посту другого игрока «команды лейтенантов» Вячеслава Соловьева. Того наказали в духе 1952-го — за непопадание в финальный турнир токийской Олимпиады убрали и из сборной, и из ЦСКА. 

Приняв команду на девятом месте, Николаев два года подряд занимал третье, но в 1965-м был отправлен в хабаровский СКА — за то, что отказался взять помощником зятя генерала Филиппова. Возвращение в ЦСКА состоялось почти через пять лет — причем увольнение своего предшественника, Всеволода Боброва, Николаев счел несправедливым: 

Никаноров, Николаев и Бобров на матче дублеров

«В конце 1969 года мне довелось сменить его на посту старшего тренера команды ЦСКА, ставшей год спустя чемпионом страны. Костяк того коллектива был укомплектован именно Бобровым, и за это я ему очень благодарен. Судьба моего друга Всеволода на тренерском поприще в футболе не сложилась. Дважды ему доверяли руководство армейской командой и дважды отстраняли не самым тактичным, если не сказать, беспардонным образом. 

С полузащитником ЦДКА Алексеем Водягиным в Архангельском

К примеру, принял он команду во втором круге чемпионата 1967 года, работал с ней весь следующий сезон, а в шестьдесят девятом, когда коллектив уже стабилизировался и стал набирать силу, его заменили. То же самое с ним произошло в 1978 году. Справедливо ли это? Ведь хорошо, плодотворно работал человек, дело свое знал в совершенстве и с людьми общий язык находил, а оказался в немилости у начальства.

1967 год. Хабаровск. Крайний справа в первом ряду Борис Копейкин

Футбол от всей этой тренерской чехарды очень многое теряет, и не известно, сколько потеряет еще».

«Во втором круге чемпионского сезона Николаев играл с пятью форвардами»

Борис Копейкин, игравший у Николаева еще в Хабаровске, рассказывал Кружкову и Голышаку: При Боброве ты мог рюмку выпить, спалиться — так тебя специально в состав включали: «Отмазывайся!» А Николаев — другой. По домам ездил с проверками. Берет начальника команды — и вперед.

Как-то явился — а я сплю. Дверь открыл в трусах. Он посидел-посидел, к начальнику поворачивается: «Здесь нормально. Теперь к Астаповскому». Объезжал всех по кругу. В том же 1970-м был смешной случай. Вернулись из Минска, утром в баню сходили и решили пивка попить. Шагаем по улице Горького, а мимо в троллейбусе с авоськой яблок едет Николаев. Нас из окошка увидал, выскочил на ближайшей остановке и пошел следом.

Выезд ЦСКА за грибами

Мы пришли на квартиру к Дударенко, Масляева послали в магазин. Мается он в очереди, и тут Николаев: «Давай-ка, веди к остальным». Звонок, мы открываем… Сюрприз! Николаев не ругался — у нас же на столе еще ничего не было. Просто сказал: «А ну по домам!» И мы грустные разъехались. Зато потом одержали четыре победы подряд, сравнялись по очкам с «Динамо» и в Ташкенте играли золотой матч. После Николаев часто повторял: «Если б я вас тогда не разогнал, до чемпионства бы не дотянули!»

Защитник того ЦСКА Валентин Афонин рассказывал мне: «Отношения у нас с Николаевым сложились не очень симпатичные. Он взял Войтенко из Свердловска на мое место, я с врачом откровенно это обсудил, мои слова донесли Николаеву и мы разругались. На сборе в Сочи он меня послал, а я его.

Со Львом Яшиным в Кисловодске

Он тогда еще сборную тренировал и перед золотым матчем с «Динамо» укатил с ней в коммерческое турне в ФРГ, а оставшихся в ЦСКА игроков отправил играть товарищеские матчи в ГДР. В итоге на золотой матч в Ташкент мы прилетели из Германии. Я уже опытный был, взял с собой проигрыватель «Филипс», 10 пластинок («Битлз», Том Джонс), на разгул денег взял. Думаю, Ташкент есть Ташкент. Жили там на даче главы республики Рашидова».

С Никитой Симоняном

«Первая игра — 0:0, два тайма и два дополнительных — закончили часов в десять вечера. Я обычно плохо сплю после матчей, а вторая игра — завтра в двенадцать дня! — говорил мне вратарь Юрий Пшеничников. — Не выспался, ошибался, в первом тайме за шесть минут пропустил три мяча, но ошибался и Володя Пильгуй из «Динамо». Они проиграли 3:4, пропустив победный мяч после отскока от кочки. Работники стадиона вырыли нам эту кочку и подарили ее на память Володе Федотову, но дело не в ней. Бесков обвинял игроков в сдаче игры, но все проще — после первой игры динамчики нажрались и на вторую вышли никакие».

Александр Нилин писал: «Приведя свой клуб — после почти двадцатилетней трагической паузы — к победе в чемпионате СССР, Николаев рассчитывал сколотить сборную из подопечных. Но с эйфорией, охватившей новоиспеченных чемпионов, не справился.

И все же Валентин Александрович — единственный из гнезда Аркадьева, кто вырос в тренера такого ранга. И когда кому-то кажется несправедливым то, что в 70-м Валентин Александрович не дал Бескову сделать дубль, вспомним, что первенство ЦСКА в тот год объяснимо не одним стечением обстоятельств и подобравшейся компанией. Но и смелостью в тактике: во втором круге Николаев играл с пятью форвардами».

«Кому-то мое поведение было явно не по вкусу»

В двадцати четырех матчах сборной Николаев ни разу не проиграл, вывел ее в четвертьфинал Евро, но в конце 1971-го по требованию министра обороны Гречко сосредоточился на ЦСКА, который после чемпионства скатился на двенадцатое место. 

С Владимиром Федотовым

«Главная причина: нам не дали обещанные квартиры, — говорил мне полузащитник Александр Кузнецов. — Лично мне обещали сразу после чемпионства, когда уговаривали подписаться на офицера. Я подписался, собрался жениться, но квартиру ждал два года. В итоге мы чуть не вылетели — спаслись в последнем туре во Львове: «Карпаты», простимулированные нашими конкурентами, бились до крови, но мы добыли ничью 2:2, которая нас устроила». 

Николаев же объяснил спад звездной болезнью и неискоренимым пьянством некоторых игроков, которых ему к тому же запретили отчислить (но разрешили Тарасову через несколько лет). «Да, я человек неудобный, имеющий свое мнение и имеющий на него право на это самое мнение, — заявил Николаев. — С начальством близок никогда не был, в баньку попариться предпочитал ходить с близкими друзьями и за столом посидеть — тоже с ними.

К начальству отношусь с уважением, но только при непременном условии, что оно со мной тоже считается. По-моему, нормальные, деловые отношения на этом уровне полезнее, чем приятельские узы, похлопывание по плечу. Кому-то мое поведение было явно не по вкусу». 

Покинув ЦСКА, Николаев дважды выиграл с молодежной сборной чемпионат Европы. Игрок второй золотой сборной Андрей Баль вспоминал в «Разговоре по пятницам»: «Игорь Гуринович перед выходом на поле перекрестился. Так тренера Валентина Николаева вызвали в партком: «Что себе позволяют комсомольцы?!» Вернулся он на базу и говорит: «Игорек, давай аккуратнее. Я сказал, что ты не крестился, а мух отгонял».

А капитан той команды Сергей Балтача рассказал мне: «После победы на молодежном чемпионате Европы Николаев вызвал меня: «Сережа, большое тебе спасибо». Я поразился: «За что?!» — «Ты настоящий капитан, сплотил команду. Я всегда знал: даже если идете пить, то вместе. Никого не бросите».

ee96542e53995241d01a8

PS. Поблагодарить меня за работу можно тут

1,00 €

Денис Романцов
Денис Романцов

Журналист
2006 — 2017 — Sports.ru
2007 — 2013 — PROспорт
C 2018-го — Матч ТВ

1 комментарий

  1. Николаев и как игрок и как тренер пример для всех поколений.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: