«Когда нет результата, романтика отходит на второй план». Марафон Луиса Энрике

Денис Романцов

За восемь минут до перерыва он получил мяч от Ивана де ла Пеньи, нежно отпасовал Роналдо, а того сбил в штрафной Брюно Н’Готти. Маркус Мерк показал на точку, Роналдо забил, и этого хватило для победы над ПСЖ. Майку, в которой Луис Энрике добыл Кубок Кубков-1997, он подарил Исмаэлю Фернандесу – не первому своему тренеру, но самому важному.

Когда четырнадцатилетнего Луиса Энрике отверг хихонский «Спортинг», он перешел в простенькую «Ла Бранью» и через пару лет стал капитаном ее молодежки. Тренер Исмаэль Фернандес, объясняя, чего это он сделал капитаном младшего из своих игроков, сказал, что Луис Энрике – единственный, кто не пропускал тренировки, и при этом был настолько скромен, что сомневался, пригодится ли хотя бы в третьей лиге (после победы над Ганой в полуфинале футбольной Олимпиады-92 Луис Энрике пригласил Исмаэля на финал с Польшей, а годом ранее купил «Ла Бранье» четырнадцать комплектов формы).

Опрокинутый дом

Весной 1988-го астурийский скаут «Барсы» Исидоро Санчес вычитал в газете про лихача из «Ла Браньи», который много забивает, при этом забракован хихонским «Спортингом», и решил поглядеть, что за фрукт.

Парень был и правда ничего. Исидоро познакомился с его родителями, шефом команды, получил добро на стажировку в «Барсе», запросил в клубе два авиабилета и повез юношу в аэропорт Овьедо.

В такси юноша молчал, смахивал пот со лба и глядел в окно, пытаясь понять, что вообще происходит. Может, он спит? Сейчас дядя Хосе Мануэль разбудит его, и скаут «Барсы», и билет на самолет рассеются, как только он откроет глаза. А как быть с сегодняшней бессонной ночью? Она-то не могла присниться. И отчисление из «Спортинга» за худобу – тоже.

В самолете он сразу вырубился, через час, когда стали снижаться, Исидоро встряхнул его: «Взбодрись. Через два часа у тебя тренировка рядом с «Камп Ноу». Приземлились, парень вскочил, делая вид, что бодр, и пошел вслед за Исидоро на парковку аэропорта Эль-Прат. По пути его снова прошиб пот: облазил все карманы, но не нашел обратного билета, купленного для него «Барселоной». В джинсах нет, в рюкзаке тоже, наверно, выкинул вместе с билетом, по которому прилетел – да какая разница, в этом мороке можно потерять что угодно.

Что делать? Сказать Исидоро? Не доехал до «Камп Ноу», а уже принес «Барсе» убыток. Сказал. По пути на стадион Исидоро созвонился с клубом, запросил еще один билет, ухмыльнулся и сказал, что ничего страшного, но дурные выводы, наверняка, сделал: парень нервничает, не устойчив к стрессу или что-нибудь в таком духе.

Исидоро Санчес разместил свою астурийскую находку в отеле Rallye рядом с «Камп Ноу», а через полчаса проводил на тренировку. Там парню почти сразу стало больно в паху, он пытался скрывать это, но только до тех пор, пока его дискомфорт не стал очевиден окружающим. «Тебя раньше беспокоил пах?» – «Нет, никогда, первый раз». Это от нервов. Новичку дали отдохнуть пару дней, среду и четверг, а в пятницу игра команды стажеров против молодежки «Барсы», там у него будет шанс.

Утром среды Эмилио Гутьеррес, ровесник из юниорского состава «Барсы», зашел за Луисом Энрике в отель, и устроил экскурсию: Рамбла, Парк Гуэль, Готический квартал, Барселонетта. Лучо хромал, в его состоянии лучше не нагружать мышцы, но он кружил по городу с новым приятелем и в среду, и в четверг, а назавтра игра, за которой следили руководители и тренеры «Барсы» – Хосе Луис Ромеро, Ориоль Торт, Мартинес Виласека и Карлес Решак.

Игра, как и все последние дни, пролетела, точно сон, а через час в номер постучался Хосе Луис Ромеро. «У тебя не особо получилось сегодня». – «Да, я знаю». – «Но мы будем продолжать следить за тобой в Астурии».

Луис Энрике закрыл дверь и стал собирать рюкзак, старясь не выронить новый обратный билет.

Другая жизнь

Мы продолжим следить за тобой – это то же самое, что «мы вам перезвоним», услышанное в конце собеседования. На самом деле Исидоро Санчесу посоветовали переключиться на других игроков – не таких костлявых и суетливых. Луис Энрике об этом не знал, он вернулся в Хихон с ощущением, что еще обязательно вернется и в Барселону, и на «Камп Ноу». Ему там все понравилось, кроме своей нервозности. Узнав о барселонском кастинге, пусть и неудачном, почти все заметные астурийские команды стали звать Луиса Энрике к себе: даже «Спортинг», где четыре года назад у него и защитника Абелардо диагностировали субтильность, несовместимую с серьезным футболом.

Каждый человек хоть раз в жизни хочет побыть спесивым и надменным: Луис Энрике набрался всего этого за четыре дня в «Барселоне» и дома, чтоб проучить родной «Спортинг», подписал предварительный контракт с «Овьедо», главным соперником Хихона, на восемьсот тысяч песет в год.

«Спортинг» очнулся, вернул Абелардо, который три года возился в астурийском «Эстудиантесе», а потом вышел на дядю Луиса Энрике Хосе Мануэля: повлияйте на него, пусть возвращается из Овьедо. Луис Энрике только этого и ждал: чтоб сами пришли и позвали назад.

Предварительный контракт с «Овьедо» удалось расторгнуть, а по-взрослому Луис Энрике подписал другой – на семь лет со «Спортингом» с отступными в размере 250 миллионов песет. «Я думал, что это астрономическая цифра и никто никогда ее не заплатит», – скажет Луис Энрике в интервью El Pais через два года.

За это время он забил больше всех в третьей лиге, играя за вторую команду «Спортинга» в паре с Хавьером Манхарином. В 1990-м попал в основу и в дебютном сезоне в примере извергнул четырнадцать голов. Он забил «Барсе» и на «Камп Ноу», и в Хихоне (причем победный), стал лучшим молодым игроком Испании и открытием сезона по версии Don Balon и El Pais. Также вывел «Спортинг» в Кубок УЕФА и уже зимой узнал об интересе «Реала», «Атлетико» и да, «Барселоны».

В «Спортинге» было худо с деньгами, Луиса Энрике хотели продать повыгоднее, и новый президент клуба Пласидо Родригес страшно сожалел, что Рамон Фернандес, который был до него, вписал в контракт Луиса Энрике такие неосмотрительные отступные – 250 миллионов песет (около полутора миллиона евро по сегодняшним меркам). Тем не менее, устно он договорился с «Барселоной», что она заплатит 300 миллионов песет, но не учел, что у Луиса Энрике были другие планы. Президент «Реала» Рамон Мендоса вышел на игрока, а не на клуб, и договорился о пятилетнем контракте. Да и о чем говорить с клубом, если отношения Луиса Энрике со «Спортингом» автоматически разорвались, когда на счет Хихона упало 250 миллионов.

Покупка главного молодого таланта Испании была важным пунктом программы Мендосы, которому предстояло второе переизбрание – важным, но не ключевым. Еще он обещал заманить в футбольный «Реал» Арриго Сакки и Руда Гуллита, а в баскетбольный – вернуть тренера Джорджа Карла (это удалось). Сакки вежливо отказался, Гуллит тоже, планы изменились: новым тренером должен был стать колумбиец Матурана из «Вальядолида», а новой звездой – Лотар Маттеус из «Интера», но в итоге тренером остался Радомир Антич, весной подхвативший клуб у Ди Стефано, а в жанре нарядного импорта еле-еле удалось получить Роберта Просинечки: Югославию рвало на части, и ее футбольные чиновники долго отказывались визировать трансфер хорвата из «Црвены Звезды», напирая на то, что ему не исполнилось двадцати пяти лет.

Когда 21-летнего Луиса Энрике презентовали на «Сантьяго Бернабеу», журналистов больше волновало продление контракта с мексиканским нападающим Уго Санчесом, который вроде как был одной ногой в «Барселоне», а Луис Энрике, забивший в том сезоне на два мяча больше, воспринимался как его преемник. «Я не думаю, что переподписание Санчеса повлияет на мою карьеру, меня это не беспокоит, – говорил Луис Энрике. – Наоборот, я хочу учиться у него. Если б я не верил в себя, я бы не пошел в «Реал». Я никогда не сомневался в своем выборе, хотя меня и звала «Барселона».

Переживать из-за Санчеса и правда не стоило, он в новом сезоне почти не играл, а потом уехал домой. Луис Энрике же повредил спину в товарищеской игре с «Барселоной», пропустил три недели, а потом Хаджи, Просинечки, Мичел и Бутрагеньо не спешили отдавать ему место в атаке. Луис Энрике забил четыре мяча, но играл урывками и у Антича, и у Лео Беенхакера, который летом был советником президента Мендосы, а в январе стал главным тренером.

Перед вторым сезоном в «Реале» случилась домашняя Олимпиада. До нее Луис Энрике постригся под ноль, а после победы над Польшей в финале попросил парикмахера выбрить на затылке слово «золото». Луис Энрике забил один из первых мячей Испании на турнире, а потом помогал забивать нападающему Кико, здорово комбинируя в середине поля с Гвардиолой.

В «Реале» появился новый тренер – Бенито Флоро из «Альбасете», такой прото-Моуринью, работавший тренером с двадцати шести лет и к сорока дослужившийся до «Реала». Георге Хаджи умотал в «Брешию», Луис Энрике получил больше игрового времени, забил изящный мяч «Тимишоаре», и смешной – «Реал Сосьедаду». Он всегда был уместен и полезен в модели Флоро, но не казался незаменимым. Всегда бы кто-то круче – Йерро, Мичел, Саморано, потом Рауль с Амавиской, а Луис Энрике вроде где-то рядом, но на втором плане.

С чемпионата мира-1994 он вернулся со сломанным носом – двинувшего ему локтем Мауро Тассотти впервые в истории футбола дисквалифицировали (да еще как, на восемь игр) на основании видео, а Луис Энрике с Тассотти помирились только через семнадцать лет. Он вернулся в «Реал», который купил у «Барселоны» Лаудрупа, у «Вальядолида» Амависку, в «Тенерифе» поживился тренером Вальдано и опорником Редондо. В октябре из третьей команды «Реала» вынырнул 17-летний Рауль, и седьмого января 1995-го вся эта банда накостыляла дрим-тим Кройффа с Куманом, Стоичковым и, кстати, Хаджи. 5:0.

Я смотрел ту игру в программе «Футбол без границ» и до сих пор помню кучу-малу, образовавшуюся в воротах старшего Бускетса, когда Саморано влетел туда вместе с мячом после паса Лаудрупа. Луис Энрике забил тогда четвертый гол, добив мяч после неловкого удара Саморано, а после — задрал майку и стал дубасить кулаком воздух. Шарм той игры и хет-трика Саморано усиливало то, что 5:0 на «Бернабеу» произошли ровно через год после 0:5 на «Камп Ноу» и хет-трика Ромарио.

Долгое прощание

«Реал» стал чемпионом, Луис Энрике играл у Вальдано даже больше, чем у Флоро, но потом все пошло не так. В клубе полыхнул финансовый кризис, из-за чего Мендоса, обогнав на новых выборах Флорентино Переса, вскоре уступил президентское кресло своему заместителю Лоренсо Сансу. Команда рухнула в нижнюю часть таблицы, а Вальдано пихал Луиса Энрике то на фланги обороны, то в нападение, изредка выпуская в стартовом составе. И Лучо сорвался.

Близилась игра с «Альбасете», Вальдано не включил Луиса Энрике даже в запас, объяснив это тем, что ему нужно отдохнуть перед игрой Лиги чемпионов с «Ференцварошем». Луис Энрике завелся и наболтал журналистам, что все это ерунда, что его не поставят в состав и с «Ференцварошем», а отдохнуть он в том сезоне успел столько, что готов играть до семидесяти лет. Через два часа Фернандо Редондо удалят зуб, нечаянно занесут инфекцию, он вылетит из состава на игру с «Альбасете», его место займет Луис Милья, перешедший в 1990-м из «Барселоны», и для Луиса Энрике откроется вакансия в заявке, но будет поздно. Он уже объявил журналистам, что его агент Альберто Тольдра ищет ему новый клуб.

Четыре года Луис Энрике страдал от ощущения, что его недооценивают, не используют всю полноту его таланта, а тогда его вообще перестали ценить, им затыкали дыры в защите и он решил, что с него хватит.

Зимой вместо Вальдано пришел Арсенио Иглесиас. Он вернул Луиса Энрике на удобную позицию в полузащиту, но уже в середине первого тайма Иглесиаса в «Реале» Луис Энрике набросился на форварда «Овьедо» Томаса Кристиансена, ударившего его сзади по ногам, и получил красную.

Лоренсо Санс объявил, что продление контрактов Саморано, Луиса Энрике, Лаудрупа, Мичела, Эснайдера и Ринкона – это миллиард песет, и такие траты неуместны. Вернуть Луиса Энрике мечтал новый президент «Спортинга» Хосе Фернандес, подступалась «Валенсия», но уже в апреле агент Хосеп Мингуэлья проболтался, что «Барселона» договорилась с Луисом Энрике и Хуаном Антонио Пицци из «Тенерифе».

В конце мая на парковке аэропорта Барахас вице-президент «Барселоны» Жоан Гаспар протянул Луису Энрике контракт. Тот его подписал, а на пресс-конференции заявил, что не любит смотреть на свои фото в форме «Реала» и что сине-гранатовая майка ему больше к лицу. Потом выяснилось: весной «Реал» объявил агенту Луиса Энрике, что не будет продлевать с ним контракт и сосредоточится на переговорах с Капелло. Потом Фабио договорился с «Реалом», и Лоренсо Санс вдруг попробовал-таки переподписать Луиса Энрике, но у того уже был контракт с «Барселоной».

И все это к лучшему. «Реал» с Капелло стал чемпионом, а Луис Энрике за год в Барселоне встретил будущую жену Елену и забил на два мяча больше, чем за пять лет в Мадриде. Гол «Реалу» он отметил так же запальчиво, как гол «Барсе» в 1995-м, и на «Камп Ноу» его с тех пор любят так же сильно, как ненавидят на «Бернабеу».

Другая жизнь

Через несколько недель после победы над «ПСЖ» в финале Кубка Кубков преемник Кройффа Бобби Робсон передавал дела новому тренеру, Луи ван Галу. В докладе о другом англичанине, полузащитнике «Ливерпуля» Стиве Макманамане, которого «Барса» планировала купить, Робсон написал: «Луис Энрике на порядок сильнее». В интервью El País Луис Энрике признался: «Когда Робсон объяснял нам тактику, используя пластиковые стаканчики, я впервые задумался о том, чтобы стать тренером».

Луи ван Гал видел Луиса Энрике центральной фигурой в организации атак, из-за чего конфликтовал с лучшим игроком мира Ривалдо, хотевшим играть в центре, а не слева, но после ван Гала Луис Энрике ничего с «Барсой» не выиграл и в тридцать четыре года завязал с футболом.

С Еленой и двумя детьми он на полгода переехал в Австралию, где занимался серфингом и изучением английского, а, вернувшись, поставил новую цель – пробежать марафон. Покупая беговую обувь, Луис Энрике случайно познакомился с тренером по легкой атлетике Виктором Гонсало. Он объяснил ему, что хочет не просто пробежать сорок два километра, а финишировать первым. «Придется тренироваться два года и посвятить этому всю жизнь», – предупредил Гонсало. – «Я готов».

Не прошло и года. 6 ноября 2005-го Луис Энрике прибежал 1345-м в нью-йоркском марафоне, отстав от победителя, кенийца Пола Тергата, больше, чем на час. В октябре 2006-го – амстердамский марафон. Несмотря на сильный ветер, Луис Энрике прибежал 428-м, но не сдался и усложнил задачу. Теперь – триатлон: вплавь 3,8 километра, на велосипеде 180 и бегом 42. В июле Луис Энрике поучаствовал в чемпионате Европы по триатлону во Франкфурте, преодолев три дистанции за десять часов девятнадцать минут, продолжил тренировки в отпуске на Ибице и завершил год марафоном во Флоренции, где установил свой личный рекорд, впервые выбежав из трех часов.

В 2008 году – новая задача: семидневный Сахарский Марафон на юге Марокко. Шесть марафонов подряд с рюкзаком на плечах, в котором недельный запас еды, газовая горелка, спальный мешок и бенгальский огонь – на случай, если заблудился в темноте. Все это удовольствие – при температуре от сорока до пятидесяти градусов днем и до десяти градусов ночью, которую участники проводят в палатках. Вместе с еще пятью испанцами Луис Энрике вошел в команду «Призма Глобал». Утром четвертого дня Сахарского марафона один из участников команды, Пепе Наварро, сдался, не мог идти дальше, но этим поступком спас от вылета всю команду. У участников не было сменной одежды и обуви (одно из условий – за всю неделю нельзя принимать душ и переодеваться), но у Луиса Энрике так распухли ноги, что он не мог надеть свои кроссовки. Он натянул обувь своего партнера Марселя Батля, она была на два размера больше, а Батлю достались кроссовки Пепе Наварро, сошедшего с дистанции.

В это же время вице-президент «Барселоны» Марк Ингла и спортивный директор Чики Бегиристайн встретились в Лиссабоне с Жозе Моуринью, одним из кандидатов на замену тогдашнему тренеру «Барсы» Франку Райкарду. Среди пунктов программы Моуринью было назначение Луиса Энрике вторым тренером. Тот не тренировал самостоятельно даже детей и провел четыре года вдали от футбола, но во второй половине девяностых восхитил Моуринью, помогавшего Робсону и ван Галу, своим тактическим интеллектом. Жозе посоветовал ему при первой возможности поступить на трехнедельные тренерские курсы для футболистов, сыгравших минимум восемь сезонов в примере. Луис Энрике выучился на тренера после возвращения из Австралии, а его сокурсниками были старые друзья по «Барсе» – Амор, Сержи, Феррер и Гвардиола.

Получив диплом из рук директора испанской ВШТ, мадридца Мариано Морено, Луис Энрике отправился на стажировку к тренерам младших команд «Барселоны» – Алексу Гарсии, Серхио Лоберде и Франу Санчесу. Лоберда рассказывал Луису Лайнсу, автору книги о сегодняшнем тренере сборной Испании, что, переодеваясь в раздевалке малой арены «Барсы», Луис Энрике пошутил: «Если бы здесь был мой тренер по триатлону, он бы обязательно повторял: главное – не перенапрягайся». Несколько лет спустя Лоберда уехал в Марокко, Санчес – в Бахрейн, а Гарсия – в Грузию. Руководители «Барсы» отвергли план Моуринью, но благодаря Жозе вспомнили про тренера Луиса Энрике и доверили ему молодежку, оставленную Гвардиолой. Одним из его помощников во второй команде стал Хосе Рамон Каллен, тренер по триатлону.

Луис Энрике велел Каллену улучшить выносливость всех игроков – от 17-летнего Тиаго Алькантары до 21-летнего Нолито. Другой новостью стало то, что Луис Энрике адаптировал весь недельный цикл тренировок под ближайшего соперника, которого изучал аналитик Жорди Роура. С одной стороны – разнообразие, каждую неделю что-то новое, с другой – команде приходилось туго, если соперник отходил от привычного стиля.

Дубль «Барсы» Луис Энрике вывел во вторую лигу только на следующий сезон, когда круто усилился юниорами из третьей команды: Ориолем Ромеу, Марком Бартрой, Мартином Монтоей, Марком Муньесой и Сержи Роберто. (Перед тем чемпионатом Луис Энрике планировал поучаствовать в двойном триатлоне на Гавайях со своим другом, бизнесменом Франсиско Корреа, но в феврале 2009-го того арестовали по обвинению в коррупции).

После третьего сезона в дубле «Барсы» Луиса Энрике позвали новые американские владельцы «Ромы». Бывший тренер по триатлону не поехал в Рим и остался в молодежке «Барсы», но и без него штаб Луиса Энрике получился пестрым: Иван де ла Пенья, месяцем ранее завершивший карьеру игрока, бывший баскетболист Тоньин Льоренте, партнер Лучо по Сахарскому марафону, а заодно – племянник Франсиско Хенто, выигравшего с «Реалом» шесть Кубков чемпионов, и два помощника из дубля «Барсы» – молодой аналитик Роберт Морено (тот самый, что заменил Лучо во главе сборной в 2019-м) и психолог Хоакин Вальдес, бывший чемпион Астурии по дзюдо.

Больше всего вопросов вызвал де ла Пенья – во-первых, после «Барсы» он играл за «Лацио», главного соперника «Ромы», во-вторых, дядя его жены, Манель Феррер, выступил агентом Луиса Энрике в переговорах с Бальдини, директором «Ромы», а в-третьих, у него не было даже простейшего тренерского диплома, позволявшего работать хотя бы с детьми. Всего через несколько недель де ла Пенья отказался от первой зарплаты в «Роме» и вернулся в Барселону, объяснив это давлением болельщиков и нежеланием его жены переезжать в Италию.

На место де ла Пеньи Луис Энрике перевел 33-летнего Роберт Морено, который играл за мелкие каталонские клубы, но в восемнадцать решил, что будет тренером, а на позицию аналитика позвал тактического блогера «Марки» Маркоса Лопеса, ранее помогавшего тренеру Марселино. Проблемы с игроками возникли после первой же игры, проигранной в Братиславе «Словану». Франческо Тотти начал ее на лавке, только в середине второго тайма заменив Джанлуку Капрари (при этом в старте вышел Боян Кркич, пришедший из «Барсы»), и на ближайшую тренировку приехал в белой майке с надписью «Хватит». На ответную игру Тотти вышел в центре атаки, отдал голевой пас Симоне Перротте, но за пятнадцать минут до конца уступил место Стефано Окаке. После этого «Рома» пропустила и вылетела, а Corriere dello Sport вышел с заголовком «Луис Энрике топит свою команду».

В феврале, после поражений от аутсайдеров, «Сиены» и «Аталанты» Луис Энрике уволил аналитика Маркоса Лопеса. Поражение в Бергамо усугубило и еще один конфликт. Перед матчем с «Аталантой» Даниэле Де Росси опоздал на пять на тактическую установку и был исключен из заявки – его место занял бразилец Маркиньо (его опыт в серии А насчитывал десять минут игры с «Пармой»), «Рома» уступила 1:4 и закончила матч вдевятером после удаления Кассетти и Освальдо. После апрельского проигрыша «Фиорентине» Луис Энрике бросил журналистам: «Расслабьтесь, скоро я уйду». В книге о Луисе Энрике Лайнс назвал главную причину отставки: жене Лучо несколько раз угрожали на улицах Рима, а его детей оскорбляли в школе.

В марте следующего года Луис Энрике и один из его помощников, Тоньин Льоренте, заявились на горную велогонку в Южной Африке, проехав в общей сложности восемьсот километров. Их велокомандой руководил Хуан Карлос Унсуэ, запасной вратарь «Барсы» конца восьмидесятых, тренировавший потом Вальдеса с Пинто в штабах Райкарда и Гвардиолы.

Время на велогонки появилось после увольнения из «Расинга», где Луис Энрике проработал только полтора месяца. Возглавив «Сельту», он позвал Унсуэ вторым тренером, а через год дал ему ту же должность в «Барсе».

Предварительные итоги

Придя в «Сельту», Луис Энрике сообщил двум основным игрокам, защитнику Туньесу и хавбеку Орельяне, что они ему не подходят: Туньес мигом улетел в иерусалимский «Бейтар», а вот Орельяна уходить отказался и решил переубедить тренера. К концу октября «Сельта» проиграла четыре матча подряд (да и вообще – одна победа в девяти турах) и опустилась на предпоследнее место. «Не хочу плакаться, я буду трудиться, пока мне не скажут, что есть кто-то лучше меня, – сказал Луис Энрике после поражения от «Леванте», – Когда нет результата, романтика отходит на второй план».

Чтобы подняться в таблице, Луис Энрике изменил не только состав (вернувшись в основу, Орельяна сразу забил «Альмерии» красивый гол дальним ударом), но и свое место на тактических тренировках – теперь он наблюдал за ними со строительной вышки, чтобы точнее анализировать позиционирование и передвижения игроков. На более современные средства, вроде камер и программ, следящих за перемещениями игроков, у «Сельты» не было денег – выручка от трансфера Яго Аспаса в «Ливерпуля» ушла на покрытие долгов. Сам тренер при этом не жаловался, и в интервью El Mundo Deportivo пошутил, что это не вышка, а станция тренерского наблюдения.

«Сельта» здорово прибавила во втором круге, обыграв «Валенсию», «Севилью» и «Реал», а забракованный поначалу Орельяна выдал в апреле-мае отрезок из четырех матчей, в которых однажды забил и отдал шесть голевых передач. «Сельта» финишировала девятой, и через несколько дней Луис Энрике заменил в «Барселоне» аргентинского тренера Мартино, чьими устаревшими методами по ходу сезона открыто возмущался Хави: «Это же позор, – воскликнул он на одной из тренировок. – с такой низкой интенсивностью мы далеко не уйдем».

После двадцати четырех лет в клубе Хави собирался в «Нью-Йорк Сити», хотя родные, друзья и экстрасенсы, с которыми он советовался, призывали остаться, но решающим стал разговор с Луисом Энрике, который убедил: в роли племейкера, усиливающего игру во вторых таймах, Хави снова почувствует себя полезным и важным футболистом родной команды, а не увядающим ветераном. Через год Хави вышел на замену в финале Лиги чемпионов и помог Луису Энрике выиграть его первый еврокубок в тренерской карьере.

Луис Энрике жил в одиннадцати километрах от тренировочного центра «Барселоны» и добирался туда на велосипеде к половине восьмого утра: принимал душ, завтракал, изучал доклады аналитиков, от полутора до двух часов смотрел видео ближайшего соперника и в одиннадцать выходил на тренировку.

Игроки обязаны были приезжать на тренировку за час до начала – это одно из десяти правил, введенных Луисом Энрике в 2014 году. Среди других: необходимость возвращаться домой до полуночи, запрет на рискованные виды спорта и скандалы в соцсетях. 29 октября 2014 года Луис Энрике заменил Жерара Пике, а тот, вымывшись, вернулся на скамейку, чтобы досмотреть игру Кубка Каталонии с «Эспаньолом», и достал телефон из кармана брюк. Тренер не только оштрафовал Пике, но и не включил в заявку на три следующих матчах.

«Когда Лучо приехал, мы были в дерьме, а уже через год выиграли три титула. Я призываю вас помнить о прошлом и ценить работу, которую он делает», – так сказал Пике после 0:4 с «ПСЖ». Через несколько дней «Барса» победила 6:1 и вышла в четвертьфинал.

Спустя три года Месси назвал Луиса Энрике одним из лучших тренеров в своей жизни.

Он добыл как тренер девять трофеев, но все еще не заслужил того же признания, что и Клопп с Гвардиолой, с которыми его недавно сравнил Тиаго. Так что сборная — ключевой этап его карьеры. По словам президента испанской федерации футбола Луиса Рубиалеса, после смерти дочери Луис Энрике вернулся в сборную более сильным: «Если он справится, то все будут счастливы».

Я бы очень хотел, чтобы у него получилось.

другие мои тексты про испанский футбол

Денис Романцов
Денис Романцов

Журналист
2006 — 2017 — Sports.ru
2007 — 2013 — PROспорт
C 2018-го — Матч ТВ

1 комментарий

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: